Жизнь после проекта: Ray Band

Каждый музыкант, как начинающий, так и уже опытный, стремится к признанию его таланта и популярности. Но путь к цели у всех свой и он, несомненно, разный. Как говорится: «На войне все средства хороши»! Поэтому поднятие популярности с помощью различных телевизионных проектов – уже известный путь для многих. А для некоторых и отличный старт музыкальной карьеры. Вот мы и решили поговорить с музыкантами о том, что они вынесли для себя из участия в ТВ-шоу и какая же она – жизнь после проекта?!
Сегодня об их жизни после проекта мы поговорили с финалистами 5 сезона шоу Х-Фактор группой Ray Band.

Как Вам пришла идея пойти на проект? Это была скорее случайность или вы готовились?

Артём: Не то чтобы совсем случайность.
Антон: Если быть честными, то нас позвали туда.
Гарик: Кто-то увидел на улице и позвал.
Артём: Пересекались мы с телевизионщиками, нас ребята увидели с канала и говорили: «О, они прикольные, давай попробуем, что с этого получится».

Что ожидали от проекта?

Артём: Никто ничего не ожидал.
Гарик: Мы хотели просто спеть песню. Выйти для людей спеть.
Платон: Да, мы не ожидали такого, что пройдём дальше.
Гарик: Мы думали, что это какой-то проект странный, кто его смотрит, бабушки или кто. У нас просто телевизора нет ни у кого. А потом, оказалось, что много хороших людей смотрит телевизор.

Какой главный опыт вынесли из участия в проекте?

Артём: Жёсткий график, который поможет всем музыкантам, которые будут работать дальше.
Антон: Быть более организованными.
Артём: Да, в плане организованности заставлять себя что-то делать и мотивация.
Антон: Плюс работа на ту же камеру.
Артём: На телек, телек – это совсем другое.
Антон: Когда ты играешь просто музыку, захотел — на того человека посмотрел, захотел — на другого. Тут тебя начинают заставлять смотреть и в зал, и в эту камеру, а на второй минуте тебе надо повернуть голову и в ту камеру посмотреть. Здесь очень большой опыт. Ты не просто играешь музыку, надо и на камеру поиграть. Много опыта, на самом деле.

Плюсы и минусы участия в проекте.

Платон: Минус, что отнимает много времени.
Артём: И здоровья чуть-чуть.
Антон: Но учитываю то, что мы получаем…
Платон: А плюсов масса. Это колоссальный опыт.

Проект помог открыть какие-то двери?

Платон: Конечно.
Артём: Конечно. Помог выйти немножко на другой уровень.
Гарик: Заметить свои недостатки и начать работать над ними. Пришло понимание, что без огромной колоссальной работы никогда никакого успеха невозможно добиться.
Платон: Ничего с неба не свалится.
Гарик: Надо очень много работать.
Платон: Не спать научились долго.
Антон: Да, трое суток не спишь.
Гарик: Да, мы после проекта ещё не спали ни разу. (смеётся)
Платон: Ещё не ложились, да. (смеётся)

Изменилось что-то конкретное после проекта?

Артём: Конечно, изменилось! Нас там больше нет.
Платон: Мы вылетели.

То есть, у проекта изменилось?

(смеются)
Гарик: Спросите у проекта. (улыбается)
Артём: Мы стали, во-первых, более свободными. Когда ты находишься в условиях проекта, у тебя есть ограничения по поводу того, где ты перемещаешься. Когда ты сотрудничаешь с телевидением, то твои права, действия полностью ограничены.
Антон: Очень жёстко ущемляются.
Артём: Да, ты не можешь пойти туда, ты не можешь сделать то.
Антон: В этом плане легче детям, которые участвуют, если им 17-18 лет, они больше привыкшие к дисциплине. А когда тебе 27, 28 или 30 и тебе говорят: «Ты не пойдёшь туда, тебе нельзя туда». Проблематично, на самом деле.

Приходилось на проекте отстаивать свои интересы?

Артём: Постоянно.
Антон: Мы весь проект отстаивали свои права.
Платон: Да.
Антон: У нас очень было много проблем с этим. Нам хотели то это, то то. А мы говорили: «Нет»! К нам подходит режиссёр и говорит: «Мы идём туда и будем снимать это». А мы так посмотрели и говорим: «Нет. Мы идём туда и будем снимать вот то. Это будет интереснее. Нам это не нравится». Мы всегда возникали, отстаивали.
Гарик: Мы грамотно делали, мы предлагали альтернативу какую-то.
Платон: Мы предлагали какие-то свои идеи и, опять же, они рассматривались.
Артём: Просто иногда мы понимаем, что в этом формате мы будем выглядеть не очень. Конечно, отстаивали.

Хотели бы поучаствовать ещё в каком-либо проекте?

Платон: Разве что какой-то европейский проект.
Антон: Мы вчера только об этом говорили. (улыбается)
Платон: Или британский Х-Фактор.
Гарик: Евровидение нам интересно через годик-два. Очень интересно.
Антон: Кто-то же должен уже поехать и показать. (улыбается)
Платон: Какие-то международные фестивали.
Гарик: Ещё надо поработать, конечно. На вокал все ходят, не все пока, но хотят уже все ходить. Мы всегда развиваемся, песни новые интересные пишутся, альбом пишется, клипы снимаются. Всё своими силами, без денег – поработали, сами скинулись, сами сделали что-то, сами сняли. Всё сами.
Платон: У нас нет продюсера, нет менеджера.
Артём: Мы работаем сами на себя.

Самим же сложнее пробиваться.

Гарик: Да.
Антон: Но это же лучше, ты больше опыта получаешь.
Гарик: Это нормально. Делаем то, что хотим.
Артём: Жалко, что музыкантам в нынешней ситуации в стране – не густо.
Антон: Это трудно.
Артём: К сожалению, но ничего страшного.
Платон: Всё это временно.
Гарик: Тем более, есть желание делиться песнями, дарить что-то хорошее. Очень много отзывов классных, людям нравятся песни. Они говорят: «Спасибо, ваши песни нам очень помогли». Действительно, значит всё не зря, вносим в мир что-то хорошее и тёплое, какой-то посыл, какой-то «ray» — луч света. Поэтому мы — Ray Band. Поэтому мы этим и занимаемся!

Автор: Алина Миронова

Фото: Влад Щелкунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *