Яков Цветинский: «Очень легко начать слушать джаз»

Яков Цветинский — украинский джазовый трубач, композитор и аранжировщик, лидер коллективов LLT Trio и Yakiv Tsvietinskyi West Michigan Project. Яков Цветинский выступал на основной сцене фестиваля «Джаз на Днепре» 22 июля в составе квинтета Сильвестра Островского.

Яков Цветинский один из представителей новой днепровской джазовой сцены. Закончил академию музыки им. М. Глинки в 2016. В том же году получил грант по программе им. Фулбрайта на обучение в Western Michigan University (США), где в 2018 году получил степень магистра в области джазового исполнительства. В 2017 году Яков Цветинский был одним из 23 молодых музыкантов со всего мира, избранных для участия в Betty Carter’s Jazz Ahead — престижной джазовой программе, ежегодно проводимой в Центре искусств имени Джона Ф. Кеннеди в Вашингтоне. Лауреат премии DownBeat Student Music Award в 2017 и 2018 годах. Выступал на многих джазовых фестивалях в Украине и за рубежом, включая EFG London Jazz Festival, Gilmore Keyboard Festival, Alfa Jazz.

На фестивале мы пообщались с Яковом Цветинским о появлении любви к джазу, музыкальных эмоциях и отличиях стиля в разных странах.

С чего вообще началась Ваша любовь к джазу? С каких исполнителей, с какой музыки?

Если так копнуть, то я джаз слушаю с пелёнок. (улыбается) У меня, в принципе, родители слушали очень много джазовой музыки. Они слушали много и не джазовой музыки, но джаз всегда стоял каким-то особняком в этой всей коллекции. С детства у меня были пластинки Билли Холидей, Диззи Гиллеспи, Гленна Миллера, Дюка Эллингтогна, Телониуса Монка. Я эти пластинки слушал и не понимал, что это за дяди, тёти, что это за музыка. Я знал, что это джаз по причине, что на коробке с пластинками было написано «Джаз». И я думал, джаз и джаз, приятно, красиво. И как-то оно нравилось. Но я думаю, что сознательная любовь к этой музыке у меня появилась, когда я начал играть в коллективах. Мне было, наверное, лет 17. Я в училище поступил, мне хотелось играть джаз, но я не знал как его надо играть. Но в результате, каким-то образом я влился в днепровскую тусовку коллективов типа Jazz Do It, много было названий. Это была такая тусовка музыкантов, которые были выпускниками и преподавателями 7-ой музыкальной школы. И там у меня началась первая джазовая работа. А потом уже другие коллективы, другие музыканты и это уже было естественно.

А какой музыкой вы вдохновляетесь помимо джаза? Мне кажется, что во всех стилях можно найти что-то для себя. Что нравится?

Я слушаю очень много не джазовой музыки. Я очень люблю музыку классическую. Особенно мне нравится классическая музыка 20 века. Я слушаю очень много Шостаковича, Дебюсси, Скрябина. Я слушаю Лили Буланже. Мне очень нравятся французы, импрессионисты. Это то место к которому я всегда возвращаюсь, чтобы найти вдохновение. Каждый раз, когда я не могу найти, что написать я слушаю квартеты Шостаковича. И помогает всегда. Я слушаю очень много. И эмбиент очень люблю. Грузинский, японский эмбиент слушаю, очень интересная музыка. Раньше я ещё Limp Bizkit слушал, очень нравилось. Red Hot Chili Peppers периодически переслушиваю, какие-то альбомы. На самом деле я могу так перечислять очень долго. Но я думаю, что на первом месте у меня после джаза — это классическая музыка.

А с какими эмоциями вы чаще всего выходите на сцену? Что хотите донести слушателю?

Вы знаете, во-первых, чаще всего я испытываю волнение. По причине того, что я и сейчас волнуюсь перед концертами. Просто сейчас это уже более контролируемое волнение. Первое, что мне хочется сделать, это чтобы слушатель слушал. У меня сейчас такая теория, что нужно сначала чем-то зацепить его внимание. И это может быть что-то очень грубое, такое прямое, мне кажется. И я слышу, что так многие музыканты делают, что они начинают, как говорят в группе Гражданин Топинамбур, с боевиков. (улыбается) А потом, когда слушатель уже начал резонировать, тогда в ход идёт уже более глубокая музыка. И там уже, на самом деле, очень разные эмоции. Это, опять же, в зависимости от той музыки, которую мы играем. Когда мы играем с LLT Trio наши грувовые темы, и у нас много тем с хип-хоповым ритмом, там идёт конкретно энергия. То есть, это мы заряжаем публику, а публика соответственно заряжает нас. А когда я играю свою музыку для квартета и там уже идёт контрабас, живое фортепиано (это в идеале живой инструмент), то там уже более тонкие эмоции. Каждая тема имеет какую-то определённую привязку, к какому-то периоду жизни или состоянию. Часто — это тревога. У меня часто процесс написания музыки идёт сложно, и это деструктивные эмоции помогают писать музыку. Или музыка помогает справляться с деструктивными эмоциями. Я вот буду, наверное, на эту сторону ставку делать. Так что это зависит от контекста. Но всегда я пытаюсь сделать так, чтобы слушатель мог музыку не только слышать, но и чувствовать.

А вот какие эмоции вы чаще испытываете после концерта? Это вдохновение, подъём или наоборот опустошение?

Физически я чаще всегда себя чувствую опустошённым после концерта, потому что я никогда не экономлю на энергии на концертах. И я даже иногда думаю, что у меня будет несколько концертов подряд, тут в транспорте долго и я не буду спать, и понимаю, что мне нужно сохранить энергию. И я думаю: «Ладно, сегодня я попытаюсь более аккуратно подойти к этому». Всё равно, это же не значит, что я буду играть хуже, я просто попытаюсь играть аккуратнее, не набрасываться на эту музыку и не отдавать всего себя. Но, в результате, я всё равно каждый раз набрасываюсь и всегда получается так, что я выдаю максимум. И после концерта я чувствую себя физически опустошённым, но морально я чувствую и начинаю верить в то, что я делаю именно после концерта. И после этого я начинаю думать, что дальше. Такие мысли и состояния у меня после концерта возникают, что мне это начинает нравится и я думаю, как я могу воспроизвести это или улучшить музыку, процесс, эмоциональную отдачу, контакт с публикой и всё это. Я думаю, что это после удачного концерта, а после неудачного часто мысли: «зачем я это делаю, надо бросать музыку». Но это каждый музыкант такую проблему имеет.

А если сравнивать джаз и его восприятие слушателями в Украине и заграницей, сильно это отличается?

Мне кажется, в плане музыкантов, если говорить о моём пребывании в Штатах и опыте общения с джазовыми музыкантами, там наблюдается две тенденции. Они гораздо более оптимистичны и часто они относятся к музыке проще. Очень часто — намного проще. Чересчур просто иногда относятся, мне кажется. (смеётся) Джаз для них это что-то более обыденное, привычное и, не знаю, семейное что ли. Я много концертов играл в маленьких клубах, катаясь по Мичигану и Индиане, для них это как семейный отдых. А у нас, мне кажется, джазовый концерт более особенный, он имеет более социально высокий статус. Я думаю, это неправильная формулировка, но тем не менее здесь это всегда что-то более особенное.

Как для избранных.

Да, да. Как праздник. По крайней мере, мне кажется, что это так выглядит. Ясное дело, что у них эта культура существует уже столетия и для них это часть их культуры. И они к ней относятся как к чему-то своему: «Вот это моё, оно у меня есть и я буду этому радоваться». А для нас это более экзотично. Особенно, когда приезжают музыканты из других стран, особенно из США. Я вижу, что люди относятся к этому более как к экзотике.

Но всё же готов наш слушатель к джазу или ещё нет?

Я считаю, что готов. Мне кажется, что наша публика гораздо более восприимчива к этой музыке. Во-первых, у неё другой уровень доверия к этому. Мне кажется, у них нет этих фильтров. Я не знаю, может это связно с отсутствием такого опыта, как например опять же, у американского слушателя, у которого есть доступ к регулярным концертам хороших местных и часто великих музыкантов. То есть, для них это регулярное событие. Ясное дело, что у них есть с чем сравнить. У нашего слушателя чаще будет ограниченный опыт, но тем не менее, это не значит, что они не смогут понять его и почувствовать. Мне кажется, они гораздо более чувствительны к этой музыке. И даже в моём случае иногда, сейчас камешек в свой огород кину, даже неумело выраженная эмоция будет им понятна. (улыбается) Опять же, это моя такая теория.

У вас был опыт участия в джазовых фестивалях заграницей и если сравнивать наш «Джаз на Днепре» с уровнем их фестивалей, насколько мы отличаемся? Возможно видите какие-то минусы? В чём разница?

Если вы говорите об организации, мне сложно об этом судить. По причине того, что когда я принимал участие в фестивалях не в Украине, то я кухни самой не видел. Я видел только самую поверхность. И мне кажется, что в Украине есть фестивали, которые уровнем организации находятся выше, чем даже американские фестивали. Опять же, я могу это связать с тем, что здесь это экзотика, а для них это обычное дело. По уровню давайте скажу так, что в Украину, в том числе на «Джаз на Днепре» привозят музыкантов невероятного уровня. И по лайн-апу наш фестиваль в плане хедлайнеров не уступает какому-то европейскому или американскому аналогу. Другой вопрос — масштаб. Здесь фестиваль пока что стоит особняком. В том смысле, что он, опять же, является чем-то особенным. Но когда ты приезжаешь, к примеру, на «Detroit Jazz Festival» ты видишь, что фестивалем буквально дышит весь город. Просто гуляя по центру, даже не в зоне концертных действий, там где стоят эти сцены, а они там стоят очень близко, можно сидя в крайних рядах слышать ещё один концерт где-то рядом. (улыбается) Даже не находясь там, ты понимаешь, что весь город находится в резонансе с этой джазовой музыкой. И нам над этим надо работать. И я знаю, что это очень сложный процесс, но со своей стороны я хочу помочь простимулировать его и чтобы у нас с каждым годом было всё больше и больше этого резонанса, и большего масштаба.

И давайте, резюмируем это всё, вот что человек, который не интересовался джазом может почерпнуть для себя в джазе, что его может заинтересовать?

Первая иллюзия у людей, что джаз нужно понимать. Я считаю, что не надо его понимать. Это музыкантам нужно знать теорию, гармонию, заниматься на инструментах, понимать то, что они делают. Слушатель может расслабиться и отключать фильтры. Мне кажется, что чаще всего сопротивление происходит в голове у человека не из-за того, что нет опыта, а из-за того, что он уже ожидает, что музыка для него слишком сложная. Я считаю, что очень легко начать слушать джаз. Если человек хочет проникнуться этой культурой, не зная, что такое джаз, лично я считаю, что человек может послушать Чета Бейкера. Почему Чета Бейкера? Потому что он очень прозрачный и простой, в его музыке очень прозрачна и понятна эмоция. При том, что это даже не совсем его музыка, большинство композиций записанных на его альбомах не он написал, он не композитор. Но его интерпретация этих композиций просто невероятная. Его голос и глубина этого голоса… То есть, в нём присутствует вот эта романтика джазовая. И, мне кажется, что такая банальная простая поэтизация музыки и даже не столько музыки сколько процесса, что стоит за джазом, она может помочь просто эти фильтры убрать и быть открытым уже к джазу любому. И часто люди, когда говорят слово «джаз», они стремятся вернуться в 30-40-е, чаще всего воображаемые. Скорее всего потому что никто в 30-40-х не жил в Штатах. И они видят эти шляпы, чёрно-белое кино, кто-то видит ещё гангстеров и привязывает их к бибопу, например. Немножко не сходится по часовым поясам, так сказать. (смеётся) Разные десятилетия, но не важно. Люди видят в этом какую-то тусовку особенную. В том числе, когда слушают Чарли Паркера. И мы должны понимать, что 40-е — это то время, когда появились хипстеры в их изначальной форме. И бибоповые музыканты и эта жизнь «коль свет свечи в два раза ярче, сгорит она вдвойне быстрей», как раз, про музыкантов того периода. И люди хотят получить кусочек этого опыта и атмосферы этого периода. Поэтому, я считаю, что люди должны эту атмосферу получать. И если они хотят проникнуться этой атмосферой, им необходимо слушать Чарли Паркера, Чета Бейкера. Чета Бейкера по причине того, что в отличие от Чарли Паркера, он будет более понятен. И, кстати, рекомендую, если интересно, посмотреть такое кино о Чете Бейкере — «Let’s Get Lost». Это как документальное кино, просто хроники с ним и там именно эта атмосфера, мне кажется, передаётся настолько отчётливо. Я просто знаю несколько людей, которые именно настолько прониклись любовью к джазовой музыке и этой культуре после просмотра этого фильма. Так что, если не сработает, дайте знать и я что-нибудь другое поищу. (улыбается)

Автор: Алина Миронова

Фото: Миха Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *