Табула Раса: «Нужно идти путём любви!»

Группа Табула Раса продолжает активно гастролировать по городам Украины и недавно презентовала клип на песню из нового альбома «Время как песок». И в дальнейшем мы услышим и увидим ещё не мало музыкальных сюрпризов.

Мы же пообщались о жизни, творчестве и человеческих качествах с основателями и музыкантами группы Табула Раса Олегом Лапоноговым и Эдуардом Коссе.

Какие качества вы цените в людях?

Олег Лапоногов (фронтмен): Как и всем нравится. (улыбается) Мне нравится то, что детям нравится. Когда человек подходит и здоровается с тобой.

Эдуард Коссе (ударные): Искренность.

Олег: Искренне отвечает тебе. Искренне с ним общаетесь. Даже, когда он злится искренне, тогда это искренне хорошо, понятно. Мне не нравятся недомолвки. И я думаю, что никому они не нравятся. А в художестве нравится и в музыке. Недосказанность какая-то, но тут понятно. (улыбается) Какая-то тайна. Тогда в человеке должна быть тайна ещё, чтоб уж совсем он нравилось. За то, что ты и сам не знаешь, за что же он тебе нравится. Что ты сам не знаешь, что ты от него хочешь, а он тебе нравится. (улыбается)

А какие качества, наоборот, не прощаете людям из своего окружения?

Олег: Надо прощать вообще всё, что-угодно.

Эдуард: Это самое дурное качество всю жизнь на кого-то дуться или держать за пазухой что-то. Нужно, конечно, научиться этому. Это сложно — простить человеку какие-то плохие поступки. Чем старше становишься, тем больше понимаешь, что это так глупо. Человек должен сам разобраться. Как говорят, пожелай ему лучше добра.

Олег: Совершенно верно.

Эдуард: А с ним пусть лучше разбирается…

Олег: Матушка-природа. Да, действительно. (смеётся) Всё-равно, получается так, если оставить человека наедине, если его никто не будет трогать, то он обязательно встретится с самим собой больше, чем ранее. Это я точно знаю, на примере самого себя. Когда уезжаешь надолго один и когда принято в том обществе, в котором ты находишься, бывают же разные общества. Я сейчас говорю об обители, в монастыре, там не принято много говорить. День-два, три-четыре ты поживёшь, неделю, а потом начинаются выбрыки, из самого себя исходящие. Вот с этим бороться не так уж и просто. А кого-то исправлять всегда легко. Как говорится: всё знает, а к себе применить не может. Есть такое. Может, это и обо мне. (улыбается)

А вы с собой скорее уживаетесь или боретесь?

Олег: Я? Уживаюсь, только так. (улыбается) Я всегда борюсь, всегда. Мне много в себе, что не нравится. Но, мне кажется, что нельзя доходить до самосуда. Так и мазохистом можно стать, знаете. Потом понравится самосуд над собой или ещё что-то к себе применять. Хотя, каждый человек идёт своим путём. Каждый человек. Я знаю, что есть такая молитва, к примеру, «Боже, вверяю тебя этому человеку». Это чтобы не совать свой нос туда, куда не надо. Богу виднее куда его вести. Это сто процентов.

Какие, считаете, у вас есть сильные черты характера, которые вам помогают?

Олег: Вы, что издеваетесь что ли? (смеётся) У меня вообще нет ничего сильного. (улыбается)

Эдуард: Не стесняйся, я закрою уши. (смеётся) Красота. (смеются)

Олег: Черт можно много найти в себе хороших, но больше бестолковых. (улыбается) Это относится ко мне лично. В себе, поверьте мне, всегда есть над чем работать с утра до вечера. Уже поэтому мне не скучно жить, абсолютно не скучно. Какие — это тайна. Мне же надо работать с ними, если я выдам, они будут, как предатели. Они тут же выставят на меня то, чего я даже не представляю. Вы же знаете, что даже в древних книгах написано, в древних учениях: человек сам себе порой враг, когда битва, явно, на смерть с самим собой. Я в это верю. Я многое сейчас упускаю, многое не говорю. Но, когда ты проходишь эту битву, хотя бы один шажок, хотя бы одну ступенечку, то следующая ступенька будет тебе, как лекарство. И так всю жизнь.

Какие ваши любимые темы для размышления?

Олег: О чём попало, что подвернётся. Главное — к чему ты идёшь. Вот это всё туда или не туда. Рассортировываешь сидишь. Иногда белиберда такая в голове, что вы себе не представляете. (улыбается) Я когда-то читал, что над собой, включая свои мысли, поступки, действия — за этим лучше всего наблюдать. Наблюдать и, лучше всего, без осуждения. Вот, я сейчас говорю и наблюдаю за собой. Если я всё время буду себя осуждать, то тоже заеду не туда. Если я буду слишком себя любить, то стану нарциссом. То есть, нужно соблюдать золотую серединку. И, конечно, мне помогает, как и любому человеку, молитва. Молитва, если она направлена на любовь. Когда человек православный, нет ничего красивее и бережнее молитвы, красивее пути я ещё не встречал.

Вы говорите: главное к чему ты идёшь. А к чему идёте вы, ваша цель?

Олег: Бывают же разные цели у человека. Бывает человеку надо взобраться на пост куда-то. Бывает, шикарно одеваться. Бывает, только отдыхать. Но, что вы хотите? У нас всё это есть. Но, самое главное, то, чего хочешь. Если ты всё время думаешь: и это второстепенно и это, всё это есть, но второстепенное. А главное, дорожка должна быть дорогой любви. Если ты идёшь к любви, то это дорога и путь правильный.

Какие события вы считаете знаковыми или переломными на творческом пути группы?

Олег: Всегда переломные моменты, когда кто-то уходит из коллектива, у меня такое вот всегда. Чаще так бывает, что я что бы не вытворял, я стараюсь кардинальных изменений, рокировок не делать или фигурами разбрасываться. Я, вообще, так не умею. Хотя иногда чувствуешь, как надо сделать, но я так никогда не делал. Это не приносит абсолютно никакого удовольствия. Вот, я сделал правильно, потому что я сыграл так или вот так вот. Что бы ни было, я всегда сохраняю внутри себя толерантность к любому человеку. И если у нас кто-то уходит в группе, иногда получается мы, конечно, сообща решаем это. Бывали такие случаи.

Эдуард: По молодости где-то на эмоциях что-то, может, было. Всякое бывает.

Олег: Но я раньше очень переживал, когда что-то решается там.

Эдуард: Но, тем не менее, на сегодняшний день, из тех людей (человек 20), которые когда-то были в составе Табула Раса, прекрасные отношения со всеми.

Олег: Представьте, у нас переиграло человек 20 в составе.

Эдуард: Потому что, время прошло и это всё была ерунда какая-то временная. Так надо было. Мы единственные два человека, которые из первого состава.

Олег: Как дикари остались. (смеются)

А чему приходится учиться всю жизнь?

Эдуард: Не зря есть такая пословица, что и помрёшь дураком. Видимо, так оно и есть.

Олег: Уступать всегда. Тут же тоже надо улавливать какой-то баланс. Если ты сам будешь постоянно много уступать, то ты превратишься в какую-то мочалку, которая впитывает всё. Но я знаю одно, я это читал в книгах у древних, что если человек сам не справляется, но очень просит у Бога, то Бог ему всегда помогает. Всегда. Даже, если какие-то шишки себе набьёшь. Бог сильнее всего на свете. И это прекрасно. Потому что, мы все из любви этого произошли.

То есть, вы верите, что любыми путями человек выйдет туда, куда должен?

Олег: Да, абсолютно. Мы все будем жить. Кто раньше, кто позже. Я в это верю. Живут все, кто как хочет, как видит. Может поздно осознал, может вовремя. Хотя «вовремя» — я про себя никогда не говорю. Короче, всё в гармонии.

Как бы вы описали творческий путь вашей группы?

Олег: Я знаю людей в группах, которые трудяги, работяги. И они очень много работают, у них сила воли держать планку на каком-то месте, чувство пути в год-два-три. Это я за себя. Наблюдаешь, как он там идёт по лестнице по своей карьерной. У нас в группе больше, честно, такого разгильдяйства. Но это, может, на первый взгляд кажется. Знаете, почему? Я чуть только что не сказал, что я разгильдяй, но внутри я собранный. Но какая-то доля правды в этом есть. Я точно знаю чего я хочу, а чего не хочу. Насколько точно — это одному Богу известно. Во всяком случае, мне так кажется. И в каком-то плане, наша группа балансирует в таком состоянии «между сном и явью». С одной стороны вроде балансирует, а с другой она существует и достаточно поддерживает себя в форме, для того, чтобы приходили люди и между нами что-то происходило, как в общении, чтобы это было интересно. Если это не интересно… Должны приоткрываться какие-то завесы к искренности. А потом что-то происходит между людьми. Публике должно быть интересно. И ты знаешь зачем ты зашёл на сцену сегодня. И люди пришли для чего-то.

Эдуард: Они тебя ждут.

Олег: Они потратили даже деньги — это их личный труд. Они пришли и купили билет на концерт. И я не имею права…

Эдуард: Механически отыграть концерт.

Олег: Да, или выплеснуть что-то такое отрицательное, что они потом унесут с собой и будут с эти ходить всё время. Я так понимаю, что общение должно приносить какую-то пользу. Значит, опять же людям должно это говорится, с которыми общаешься — идти путём любви. Хотя бы сказать эту фразу в начале, а потом оно уже как-то в сознание и подсознание откладывается. Нужно обозначить, что это заявлении — это главное.

Вы замечаете, что с годами ваша музыка меняется?

Олег: Меняется не только музыка, у меня голос меняется. Я думал, что он чуть выше или ниже, но я могу петь приблизительно на тех же нотах. Недавно мы записывали песню «Молитва» 1991 года.

Эдуард: Свою первую песню переписывали заново.

Олег: И я убедился, что у меня где-то на тон сел голос.

Эдуард: Это естественный процесс, Олег. (улыбается)

Олег: Я так кричал, что чуть не порвал перепонку в ухе. (улыбается) Я понял, что у меня голос сел. Может это ещё от того, что у вокалистов часто на связках образовываются узелки. И надо делать операцию, чтобы их убирать, они несколько мешают петь.

Эдуард: Но, тем не менее, у нас в последнее время очень много концертов, и у тебя, я замечаю, голос не срывается. Наверное, это практика. (улыбается) А был период, что срывался каждый концерт голос.

Олег: Да, да, было такое. Чуть-чуть спокойнее-спокойнее, следишь, ты в медитации находишься. И от концерта к концерту, из года в год, ты в медитации, и не надо так кричать, чтоб аж глаза вылазили, потому что, следующую песню ты не споёшь правильно. А последующую тем более. Вообще, везде в жизни нужно балансировать между, золотую середину находить. Но, есть такие вещи, когда существуют просто скачки вперёд атакующие, они направлены внутрь самого себя. Я всегда за эти прострелы в жизни. Мне всегда нравится. Поэтому, мне не очень интересно, что происходит вокруг. Если меня спросить, что происходит у нас в социуме и т. д. И не потому, что мне не интересно. Я, как раз, и не равнодушен к людям. Но часто не слушаю то, что мне навязывают. То есть, если мне все будут говорить: «прочитай эту книгу, она хорошая», я прочитаю и если она мне не нравится, то она мне не нравится. А бывает так, что говорят, что это хорошо и все начинают кричать, что это хорошо. А мне главное, чтобы мне нравилось.

Что вы никогда не поменяете в своей музыке?

Олег: Та такого не может быть. Оно само как-то изменяется. Музыка наша изменяется. Я думаю, что она становится иногда чуть-чуть спокойнее. Я помню когда мы записывали «Прогулку в Паленке», а он такой весь как-будто бы пружину кто-то растягивает, прямо не даёт расслабится. Всё время в таком натяжении.

Эдуард: Просто тогда только начали, в поиске были.

Олег: Тебе тогда 25 было, мне 27. Мы гораздо позже начали, чем сейчас музыканты начинают. Сейчас начинают в 18, в 22 уже супер-звёздами становятся или в 23-25. А у нас группа образовалась, когда мне было 26 лет или 27.

Эдуард: А мы хотим в 65 стать супер-звёздами. (улыбается)

Олег: Лично я и в 80 не отказался бы. (смеются) Да, я честно говоря, и мечтаю. Я ещё за собой заметил, что когда ты в хорошей форме физической, когда ты следишь за собой то ты выталкиваешь из головы все эти ненужные узлы, дыры — они существуют на каких-то невидимых мирах. Здесь очень важно соблюдать дисциплину, заниматься спортом, правильно питаться и ходить в церковь, даже если человек не верующий, то жизнь просто невероятный преподаватель уроков и их можно каждую секунду наблюдать. Надо учиться всегда идти путём ради любви.

Многие музыканты выросли на вашей музыке, а на какой музыки выросли вы?

Эдуард: У каждого своя в этом плане дорога. Я, допустим, рок-музыку начал слушать позже, чем Олег, но всё равно мы в свои года все слышали тех же The Beatles, Deep Purple.

Олег: Эдик слушает греческую музыку.

Эдуард: В любом случае, мне интересна не только рок-музыка, а и народная и джаз я люблю, и пение хоровое и любое. Поэтому, для меня плохой музыки нет. И плохого стиля нет.

Олег: Эдик руководитель хора, между прочим. У него есть хор. А мне нравится, если говорить узко направленно, из рок-музыки, например. Из классики мне нравится, я не большой знаток классической музыки, но из того, что я слышал, мне нравится Рахманинов своей поэзией, в нём есть музыка, цвета. Мне нравится. Нравится Берлиоз какой-то таинственностью. До сих пор мне очень нравится группа Sweet и её вокалист Брайан Коннолли. Я некоторые вещи у него поперенимал. То, что мне с детства нравилось, то и осталось. Нравится Дэвид Кавердейл, Джо Дассен, Дэмис Руссос. Короче, что вам нравится то и мне нравится, только у меня при этом есть чуточку свои приоритеты. Нравится группа Blur, Rolling Stones, Stone Rose. Что мне только не нравится, я даже не знаю, кто мне не нравится. И кого бы я в жизни не хотел увидеть. Вообще, без людей бы было скучно на земле. (улыбается)

Автор: Алина Миронова

Фото: Андрей Галяшинский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *