Табула Раса: «Чем дольше ты работаешь, тем больше ничего не понимаешь в музыке»

Группе Табула Раса уже исполнилось 29 лет. Но несмотря на свою известность и огромный музыкальный опыт музыканты коллектива продолжают учиться и находить для себя что-то новое в музыке. При этом Табула Раса продолжает записывать новый материал и радовать слушателей своими концертами. А самое главное — они остаются такими же простыми и открытыми.

Перед акустическим концертом в Днепре мы пообщались с фронтменом Олегом Лапоноговым, гитаристом Джельсом Мадуевым и басистом Дмитрием Семизоровым. Говорили, как всегда, о музыке, творчестве и новых интересных горизонтах.

Вашей группе 5 октября исполнилось 29 лет. А есть то, что вы хотели сделать с группой, но так и не сделали?

Олег Лапоногов (фронтмен): Конечно, всегда такое есть. Всегда есть к чему стремиться. Во-первых, так получается, что часто группы выпускают в год по 4-5 клипов, может быть и больше. Я уже не говорю о группах мирового уровня. У нас, получается, последний клип выходил года 2 назад. Мы всё время собираемся сделать какую-то работу. Но, честно говоря, у меня иногда бывают такие моменты оттепели, когда мне хочется аккумулировать энергию. То есть, просто так шлёпать песни можно, но это не интересно. Это меня лично касается. Нужно делать тогда, когда меня распирает и я точно знаю, что я это делаю и потом я могу её не слушать долгое время, а затем через много лет я её поставлю и какое-то маленькое зёрнышко, которое меня греет, вот гнездо — оно есть в этой песне. Это только меня касается, моего личного восприятия. Когда это есть, вот это хорошо, значит она у меня удалась. Значит, нельзя шлёпать песни очень быстро, по конвейеру, не правильно это делать. Поэтому у меня сейчас период такой оттепели, мне даже хочется поиграть с разными музыкантами, для того, чтобы сбить ритмы, которые существуют в группе. Но при этом всём я приверженец того, что можно в одну точку долбить всё время. Это нормально вообще. К примеру, заниматься одним и тем же видом спорта, бегом или плаваньем. И не обязательно четыре вида плаванья осваивать досконально, если я брассист, то я могу всю жизнь этим заниматься и находить в этом. Короче, из трёх нот можно не выходить, из двух, из одной. Но одна — это уже медитация получается. Это слишком круто, я ещё не дорос. (улыбается) У меня лично такое отношение. А как у ребят? Это уже вопрос следующего порядка. С такими серьёзными ребятами. Они, мне кажется, могут уже баллотироваться на выборы. С утра у нас такое. (смеются)

Джельс Мадуев (гитарист): Группа «Баллотёры». Да, мы много чего не сделали.

Как группа вы уже точно оставили след в музыкальной истории. А удалось ли себя реализовать как музыкантам?

Олег Лапоногов: Конечно удалось. Безусловно. Я реализован как музыкант. (улыбается) Я шучу. Такого не может быть в природе. Я сейчас за себя говорю. Чем дольше ты работаешь, тем больше я ничего не понимаю в музыке. Много того интересного, которое мне перестаёт интересным сейчас быть. А интересного и этих горизонтов сейчас очень много, но при этом всём, если туда постоянно идти, не осознавая что ты делаешь и не экспериментируя, ты будешь просто не понятен зрителям. Вот есть раз, два, три аккорда, да? Если четвёртый аккорд добавляешь — уже сложнее. Пятый — сложно. Шестой — полная сложность. Если седьмой — вообще за пределы уже наступают, понимаете. То есть, нужно знать, что ты делаешь. Если ты не понимаешь, а просто накрутишь туда аккордов, оно уже не интересно. То есть, всё время учишься. У меня так.

Джельс Мадуев: Мне тоже так кажется, что если ты уже можешь себя назвать реализованным музыкантом, то это означает, что тебе уже некуда развиваться. Но это мне может так казаться.

Олег Лапоногов: С чем тебя и поздравляю. (улыбается)

Дмитрий Семизоров (басист): А я сейчас занимаюсь реализацией вот этих вот музыкантов. (смеются)

Олег Лапоногов: Двоечников.

Джельс Мадуев: Сдаёт под реализацию.

Олег Лапоногов: Шалопутов этих.

Дмитрий Семизоров: Отдам музыкантов, недорого. (смеются)

Какие существуют основные музыкальные стереотипы у начинающих музыкантов? И с какими сталкивались вы лично?

Олег Лапоногов: Да, вы включите радио и телевизор — вот вам и стереотипы. Всё, что общепринято. А если чуть-чуть не общепринято, то это уже называется, что нужно поработать, попотеть. А потом этот материал ещё и отстоять, а то все будут говорить что это не то. Конечно, если вложить денег и вдолбить зрителю… А это очень не правдиво и, мне кажется, это даже астральная ответственность перед всей Вселенной. Так нельзя делать. Это насильственное притяжение: «Делай так, как я сказал». Человек и зритель должен так делать, как он хочет.

Дмитрий Семизоров: Это всё ради коммерции. Коммерции каких-то конкретных людей и, в основном, работа по одним и тем же самым рецептам, которые беспроигрышно срабатывают. И немного отталкиваясь от опыта Запада, исполнителей и работы менеджеров. Это всё, в принципе, пытаются делать также как там, но как выходит… Там (на Западе — прим. автора) музыка, в принципе, не остаётся очень второстепенной, на самом дальнем плане. Допустим, западная даже поп-музыка, когда слушаешь, качество записи отличное, в слова не во все вслушиваюсь, но музыка вся записана хорошо, сыграна хорошими музыкантами, не какая-то халтура и халатность, а всё очень красиво. У нас же больше на скорость и на продаваемость. Если это не учитывать, то тяжело нашему шоу-бизнесу будет.

Олег Лапоногов: А надо ещё пробовать учиться у восточных музыкантов, у африканских. Например, сесть в поле и играть, сутки-двое-трое. Я серьёзно говорю. Не обязательно даже зритель нужен. Зритель — вся Вселенная. Я вот сейчас даже сам вспоминаю, если выходишь в поле и начинаешь петь, там нет отражателя, сейчас вот здесь есть отражатели, а там ты слышишь голос только внутри себя и даже не совсем приятные ощущения сразу. То есть, все огрехи слышны. Тут можно учиться этому. А главное — петь Богу. Это у многих людней так и у меня так. Как птицы поют Богу, понимаете, всему живому пространству. Это самое главное. И получать от этого удовольствие — это самое главное. А как у музыкантов получается? Наверное, часть этого тоже есть. Мне кажется, что чем больше этого есть, тем лучше. Петь вообще просто, как и жить просто.

С оглядкой на ваш огромный опыт в музыке, на что не стоит рассчитывать молодым музыкантам?

Олег Лапоногов: На то, что музыкальные инструменты будут дешеветь. (смеётся) Струны, комбари и репетиционные базы вряд ли будут дешеветь. Так что нужно своим потом зарабатывать деньги, отстаивать.

Джельс Мадуев: Давать советы — это не про нас. У каждого свой путь и пока человек этого не поймёт…

Олег Лапоногов: Я бы дал рекомендацию, например, в тёплых помещениях работать. (смеются)

Дмитрий Семизоров: Чтобы не болеть.

Джельс Мадуев: Мыть руки перед едой.

Дмитрий Семизоров: Мыть руки перед гитарой и после.

Джельс Мадуев: Да, перед игрой. (смеются)

Олег Лапоногов: И иногда можно рубануть селёдки, например. (смеются) И поиграть на гитаре.

Джельс Мадуев: Медиатором порезать. (улыбается)

Олег Лапоногов: Можно селёдку даже не класть на тарелку.

Джельс Мадуев: А на барабаны.

На ноты прямо селёдку.

Олег Лапоногов: Бедная селёдка. (смеются)

Дмитрий Семизоров: Для творчества, наверное, важно не оставаться в каких-то рамках. Начинающим музыкантам не нужно ставить себе конкретных рамок какого-то стиля, а слушать как можно больше разной музыки, чтобы найти себя и своё направление.

Олег Лапоногов: Совет — протирать музыкантам тарелки, а то они у них вечно какие-то «засмальцованные». И пластик этот изначально белый, а потом такое ощущение, что он шершавый и какой-то сероватый. Протереть тряпочкой хотя бы. (улыбается)

Дмитрий Семизоров: Держите гитары всегда в кофрах, чтобы не перемерзали.

Олег Лапоногов: Не обязательной длинный ремень. Музыкант начинается не с того, что у него длинный ремень и сейчас он тут всем покажет, как надо. Если он короткий и гитара висит под шеей, тоже ничего. (смеются)

А что самое трудное в музыкальном мире, в творческом процессе?

Дмитрий Семизоров: Всё трудно и не трудно, потому что оно любимое. Когда ты занимаешься любимым делом оно даётся как-то легче. И трудности в любом деле есть, чем бы человек не начинал заниматься. Это могут быть трудности физические — усталость, например, после постоянных записей или поездок, гастролей затяжных.

Джельс Мадуев: Я точно знаю, что есть один такой момент, с которым все точно сталкиваются. Когда ужасный звук и с ним ничего нельзя сделать. Это действительно сложно. Тогда тяжело отдаться музыке, и когда народ сидит и слушает плохой звук, то хуже не бывает.

Олег Лапоногов: Ещё трудно бывает, когда тебе уже за 50 и приходят зрители, и ожидают, чтобы ты сыграл то, как у всех и на их возраст. Заставляют тебя ногу поставить на монитор, в ботинке со шпорами, чтобы шпоры начищены были, показать. А уже не тот возраст, тяжело. Тяжело, когда шнур короткий, и не туда и не сюда на сцене. Когда воды никто не поднесёт на сцене — тяжело. (смеются)

А вы всё же считаете себя счастливыми?

Олег Лапоногов: Несчастными. (смеётся) Счастливы, конечно.

Джельс Мадуев: Я думаю, что да, но у меня лично это никак не сопряжено с музыкой. Хотя музыка это то, чем я хотел заниматься с детства.

Олег Лапоногов: Счастье — это когда аплодируют так, что аж люстры ходят. То, что на наших концертах зачастую. (улыбается) Для музыкантов — это счастье.

А какие у вас лично, например, составляющие счастья?

Джельс Мадуев: Никаких. Счастье — это побочный эффект какого-то набора. Того, чем ты занимаешься, как ты смотришь на мир, какие люди тебя окружают и так далее. Это совокупность твоего восприятия. Нет какого-то пути, как можно прийти к счастью. Счастье — это что-то такое недостижимое. То, что происходит само собой. Ощущение, наверное.

Дмитрий Семизоров: Как оценка данного времени. Восприятие его. То ли ты его в позитивном свете видишь, то ли в негативном. Но это оценка, а не какая-то составляющая жизни. Нельзя быть абсолютно счастливым. Постоянно что-то тяготеет.

Олег Лапоногов: Счастье — когда ты в поезд садишься и проводник тебе улыбается. (смеются) Говорит: «Заходите, пожалуйста».

Джельс Мадуев: Спрашивает: «Чай или кофе?». Ты говоришь: «Чай», а он в ответ: «Не угадали, кофе». (смеются)

Олег Лапоногов: Счастье — когда будит проводник и говорит: «Так, сдавайте постели быстро!».

И последний вопрос, музыка — это для вас цель или средство?

Джельс Мадуев: Средство достижения цели. (смеётся)

Дмитрий Семизоров: Многих целей… (улыбается)

Олег Лапоногов: Как это? Это не цель и не средство. Просто так есть и всё, как и у всех людей.

Джельс Мадуев: Образ жизни, наверное.

Олег Лапоногов: Если так разобраться, то и непонятно, почему оно так происходит. Правильно? Попробуй остановить это, так можно и жизнь остановить, но никому ещё не удавалось. Примеры тому есть и они постыдно заканчиваются, к счастью. Вот это и есть счастье.

Автор: Алина Миронова

Фото: Миха Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *