Павел Сидоренко: «Я стараюсь сделать музыку максимально простой, но максимально глубокой»

Музыка Paul Seedorenko Trio — это современный атмосферный джаз, пропитанный тонким мироощущением и различными красками. В основном музыка носит лирический, иногда даже медитативный характер, и погружает в особую неповторимую атмосферу. Недавно музыканты презентовали свою новую авторскую программу «Her Secrets». Перед презентацией альбома мы пообщались с автором проекта Павлом Сидоренко.

Когда ты впервые услышал джаз?

Когда поступал в музыкальное училище после музыкальной школы. В музыкальной школе я играл классическую музыку, народную музыку и тогда, конечно, у меня не было большого слухового опыта. Были кассеты и записей у меня было не очень много. И как такового джаза я тогда ещё не слушал.Поэтому мои музыкальные предпочтения менялись постепенно . Было престижно учиться на джазовом отделении в училище, и я решил поступать туда.Когда я поступал, у меня даже не было электрогитары.Первые пару курсов на я учился играть на акустике. Мой преподаватель был блюзовый гитарист, он очень любил Стива Рэй Воэна и это очень на меня повлияло. Потом лет 5-7 я играл очень много блюза и увлекался этой культурой. И сейчас я увлекаюсь, вот с Костей Колесниченко в проекте мы играем такую музыку. У меня это до сих пор вызывает какой-то отклик, помимо более сложной джазовой музыки. Джаз я услышал в училище, сначала это был фьюжн. То есть, какие-то более близкие стили для моего тогдашнего восприятия. То есть, замешанные на блюзе и роке. Постепенно это был более чистый джаз: биг-бендовая музыка, бибоп, кул. И потом я увлёкся классической музыкой, мне стали больше нравиться музыканты европейской джазовой школы, которые смешивают различные традиции и приемы классической музыки и джазовой. Поэтому, конкретную дату не могу назвать, но в музыкальном училище. Мне было лет 15- 16.

А можешь назвать конкретного исполнителя или композицию, с которых началась твоя любовь к джазу?

Если называть блюз, то это Стиви Рэй Вон, если называть фьюжн, то это Майк Стерн, Скотт Хэндерсон, если называть джаз, то я думаю, что это Уэс Монтгомери,Джо Пасс,Пэт Мэтини, Джон Скофилд.Еще слушал много Ларри Карлтона и Ли Ритенура. Это имена как первая любовь.Я много другой музыки полюбил и узнал, но эти музыканты остались навсегда. До сих пор вызывают отклик, я слушаю их и слежу за их творчеством.Сейчас у меня немного другие предпочтения,но эти ребята были первыми сильными впечатлениями.Если говорить именно о гитаристах конечно. Еще я слушал много пианистов, духовиков, барабанщиков, басистов. Много всего.

Когда ты всё же осознал, что хочешь играть джаз?

У меня были разные периоды. После 26-27 лет у меня был кризис в музыке, когда я вообще перестал играть. Я работал директором в школе искусств, в музыкальной школе. То есть, в этом направлении, но вообще в другой сфере. Как-то разбирался в себе, в своей жизни. Потому что, в принципе, работа музыканта – не простая работа. Это как о писателех говорят,- что писать должен тот, кто не может не писать. Точно так и здесь, если ты не можешь без этого жить, тогда ты должен этим заниматься. А если размышлять как-то прагматически, то это сложная жизнь. Это нестабильность и какие-то не очень приятные нюансы.Хотя есть конечно и много положительных моментов. Вот к 30 годам у меня был такой момент, — пора становиться на ноги, нужна какая-то серьёзная работа. Но в период, когда я не занимался музыкой, я почувствовал пустоту, мне вообще всё стало скучно и серо. Я понял, что это моё, как бы это ни было сложно, не сложно, выгодно, не выгодно. Это моё призвание и я должен этим заниматься просто потому, что я музыкант. Со всеми плюсами и минусами этой профессии нужно смириться, если это твоё.И я понял, что без этого не могу.

У любой музыки есть свои акценты, особенности, которые привлекают. Что тебя привлекает в джазе?

Ни в каком другом стиле нет столько свободы для самовыражения. То есть, можно брать абсолютно всё, что хочешь: море стилей, океан каких-то граней,оттенков. То есть, полная свобода действий. При этом какая-то особая энергия,тонкость, интеллектуальность. Я могу там делать всё, что хочу, подмешивая в разных пропорциях другие стили, которые мне нравятся. Даже вот тот блюз, который мы с Костей играем, это не просто блюз, это уэст-коаст блюз. То есть, это блюз немножко с джазовым ароматом. Мне это очень интересно. Хотя мне нравится абсолютно разная музыка, я не считаю себя только джазовым музыкантом, джазовым гитаристом. Я играю и блюз и кантри, и фанк, и поп-музыка хороша, типа Стинга, я очень такое люблю. То есть, если музыка честная, если она сделана искренне, а не сделана просто, как коммерческая поделка, которая должна выстрелить в хит-парадах, то мне это интересно, самая разная музыка. Сейчас у меня джазовый период. Мне интересно играть именно в таком формате. Следующая программа возможно будет вообще кардинально в другом ключе, более жёсткая, более фанковая, в таком ключе.Как например Джон Скофилд-он выпускает очень разные альбомы на протяжении всей карьеры,разные стилистически,но это всегда прекрасная музыка,сделанная с тонким вскусом и сделанная честно по эмоциям. Мне тоже интересно раскрывать разные грани своего внутреннего мира и через разную музыку самовыражаться.

А вот ты упомянул коммерцию, а насколько она мешает в музыке музыкантам?

Интересный вопрос. Мешает. Я в своё время понял, что мешает. То есть, вначале я пытался совмещать: играть клёвую музыку и пытаться ещё этим зарабатывать деньги. Но по любому приходится идти на компромисс. Я считаю это абсолютно нормальным, хорошие деньги вы будете получать, если вы даёте людям то, что они хотят. Как в магазине, человек хочет определённый вид товара, ему его дают, и он за это платит. А когда я играю свою музыку, я делаю то, что нравится и интересно мне. И люди не обязаны идти и платить за это больше деньги. Если так получается – клёво, если нет, то я абсолютно спокойно к этому отношусь. То есть, я разделяю, творческий подход к музыке, где я реализуюсь, как музыкант, и коммерческий подход, — где я просто, как профессионал, хорошо, качественно делаю свою работу. Будь это поп-музыка или какая-то другая коммерческая музыка. И мне так легче живётся, когда я разделяю эти понятия и не пытаюсь их смешивать. Конечно, приятно, когда где-то эти вещи соприкасаются, но так бывает не часто.

А что тебе нравится в современном музыкальном мире?

Это вопрос широкий. (смеётся) Много чего мне нравится. Какие тенденции мне близки, а какие нет? Современный музыкальный мир вообще огромный. Мне нравится, что растет профессиональный уровень музыкантов и материала, который делается у нас в стране. Потому что с приходом интернета стало проще развиваться. И я могу сказать, что моё основное развитие, как музыканта, началось тогда, когда я уже закончил консерваторию и занимался самостоятельно. (улыбается) Потому что тогда появился интернет и такой доступ к информации. А когда я учился, было немножко сложно, потому что были старые книги какие-то, советские учебники, мало было записей и это очень сдерживало рост. Современные ребята, которые сейчас учатся, прогрессируют быстрее. Потому что большой поток информации. Вот это нравится в музыкальном мире.Но есть и обратная сторона медали.Мне кажется что многие стали звучать поверхностно,отличная техника,хороший звук, но мало содержания. За всем этим внешним профессиональным блеском ничего не стоит. Но конечно не у всех и не всегда,сейчас есть много по настоящему хороших музыкантов. Это тонкие вещи,о них не просто рассуждать.Такой большой поток информации, что человек запутывается и ему сложно понять, где качественный продукт, а где просто коммерческий проект, который навязывается. Я часто сталкиваюсь с тем, что клёвые музыканты сидят в каких-то маленьких клубах. А не очень качественный продукт, но за счёт грамотного менеджмента, находит широкую аудиторию. Хотя это все конечно субъективное мнение, в целом в мире все происходит логично и закономерно — если человек чего то действительно достоин — рано или поздно все будет.

А что в музыке тебе не нравится, ты не понимаешь и не готов принимать?

Наверное, то, о чем я говорил, когда музыка не искренняя, когда она делается поверхностно. Когда это дешёвая подделка.Я думаю, что, прежде всего, музыка должна обладать высокой культурой.Если это конечно не коммерческая легкая развлекательная музыка. То есть, сделана на профессиональном уровне гармонически и мелодически, ритмически наполнена правильно и, плюс, иметь какой-то эмоциональный заряд. Есть много клёвых джазовых музыкантов, произведения которых меня не трогают вообще. Я такую музыку называю этюдной. Я слышу, что там клёвый уровень, что ребята очень круто винтят и всё сделано классно, но не пойму, что они хотели сказать.В музыке есть форма и содержание. Содержание – это, что ты хочешь донести. А форма – это как ты это хочешь донести, с помощью чего. Вот иногда бывает очень сложная форма и абсолютно пустое содержание. Вот это я не люблю в музыке. Мне очень интересно наоборот, когда содержание глубокое, и оно передаётся с помощью простой формы, нескольких нот. Когда музыкант играет их, и ты чувствуешь энергию,смысл. Это очень круто, я к этому стремлюсь. И свою музыку я стараюсь сделать максимально простой, насколько это возможно, но максимально глубокой по эмоциональному содержанию.

А если бы у тебя была возможность донести людям одну фразу, что бы ты сказал?

Я бы, наверное, порекомендовал искать гармонию с окружающим миром, с собой. Это очень важно. Когда этого нет, человек предпринимает много ошибочных действий, с кем-то ссорится, куда-то стремится, что-то делает, а в итоге это не приносит удовлетворения. То есть, разбираться в себе, глубже копать. Понять кто ты, что тебе нужно ,и тогда всё в жизни складывается, по-моему, лучше. Это не всегда просто. Но иногда стоит остановиться и осмотреться,понять в том ли направлении ты двигаешься.

Автор: Алина Миронова

Фото: Миха Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *