Музыкальное досье: DETACH

DETACH — группа, которая стремительно набирает обороты и постоянно завоёвывает новых слушателей. Их музыка совмещает в себе тяжесть звучания и глубину текстов. А их мощная энергетика и драйв во время живых выступлений точно не может не привлекать. Сейчас группа находится в туре «Lock and Load». 

Перед концертом в Днепре мы собрали музыкальное досье на группу DETACH с помощью фронтмена Алексея Веренчика и гитариста Максима Стадника. 

Сколько лет ты занимаешься музыкой?

Алексей Веренчик: Смотря в каком плане. Что-то хоть как-то связанное с музлом у меня всегда было, начиная с 1 класса. Даже раньше — ещё до школы. Меня тогда запихнули на фортепиано. Потом понеслась гитара, и так далее. По своему желанию заниматься музыкой я начал где-то в 11 классе. (улыбается)

Музыкальное образование.

Алексей: До лампочки, в моём случае. (улыбается) У меня есть диплом, что я закончил музыкалку по гитаре, но играть вообще не умею.

Максим Стадник: Да играет. Он AC/DC в совершенстве владеет.

Алексей: Я когда закончил, лет 5 вообще не брал в руки гитару.

А какими инструментами владеешь?

Алексей: Так, чтобы владеть — ни одним. (смеётся) А так, могу на гитаре поиграть, на барабанах. Могу на баяне что-то сыграть. Я на бас-балалайке в оркестре играл. (улыбается)

Расскажи в нескольких словах про каждого участника группы Detach.

Алексей: А плохое или хорошее? (улыбается)

Максим: Лучше плохое. Это сразу популяризирует группу.(улыбается)

Алексей: Например, Максим. Он постоянно недоволен и вечно умничает. Часто не в тему, в основном даже — не в тему. (улыбается)

Максим: Я имею право.

Алексей: Поэтому надо, чтобы он в дальнейшем не умничал. Я недавно смотрел серию сериала «Слуга народа». Там президент ехал с таксистом и таксист сказал: «Вот меня бы на твою должность на три месяца». Президент его привёз в какую-то местную администрацию и сказал: «Всё, ты — главный. Через 2 месяца мне отчитаешься». Точно так же нужно и с ним. (улыбается)

Максим: Я готов.

Алексей: Дальше. У нас есть гитарист Денис. У него раздвоение личности. (смеются) Это в лучшем случае — раздвоение, их там может быть и больше. Вот только что мы ехали на бусе сюда, и по радио играл Стрыкало. Денис постоянно говорил: «Выключите, как можно это слушать?!». При том, что несколько лет назад, когда у Стрыкало вышел альбом, он пришёл на репетицию и сказал, что мы просто обязаны лабать как Стрыкало. Мы, конечно, сказали: «нет», Дэн начал настаивать, вплоть до того, что хотел уходить из группы. И вот так по любому вопросу — он может поменять свое мнение несколько раз за день, и каждый раз очень уверенно доказывать, что должно быть именно так. Если сегодня выходит альбом у каких-то Killswitch Engage, мы срочно должны играть metalcore. Если на следующий день выходит какая-то противоположная штука, мы срочно должны играть её.

Дальше. Бублик — это наш басист. Бублик — советский человек. Про него плохого нечего сказать. Он просто есть. (смеётся) Он очень смешно тупит. Пример какой-то помнишь?

Максим: Да. Когда мы в Фейсбуке переписываемся, Бублик влазит в вещи, в которых он ничего не понимает, но пытается разобраться в них. (улыбается) Лёша сделал обложку к новому треку и отправил нам. Крутая обложка, отлично смотрится. А Бублик пишет: «Ребят, наковальню можно было в лучшем разрешении найти?»

Алексей: А там у нас наковальня вообще-то нарисована. И у него коронное слово — «цирк», если что-то не так происходит.

Потом у нас ещё есть Жека — барабанщик. Это самый ужас вообще. Из всего мира с ним никто, наверное, не может нормально общаться.

Максим: Он — псих. Если Слон — с раздвоением личности, то Жека — псих больной на голову.

Алексей: Да, ему всё равно на чьё-то мнение.

Максим: Мы тоже, кстати, не получаем особого удовольствия от общения с ним. Но в силу определённых обстоятельств вынуждены быть в одной группе.

Алексей: Да, но вообще, это ужасный человек. (смеются)

Максим: Да, на этом всё.

Алексей: А я — отличный. (улыбается) Я — нормальный.

Максим: Нет. Лёха, ты — … (нецензурное слово).

Алексей: Это абсолютно не характеризует меня, как человека.

Максим: Хочешь скажу, что у тебя плохого? Лёха очень поддатливый. Если у Слона раздвоение, то ты очень поддаёшся на любую точку зрения.

Алексей: Наверное, я просто не слушаю.

Максим: Если кто-то придёт и спросит: «Можно?» Он скажет: «Да, конечно». Лёхе всегда проще признать что-то и сделать так, чтобы человеку было комфортно, чем ответить отказом.

Алексей: Вот из-за этого у меня на шее сидят вот эти все. (улыбается) Собственно, такая характеристика нашей группы.

Сколько у вас альбомов и песен?

Алексей: Песни нужно считать. А альбомов, по сути, два.
Максим: Полноформатника два, есть ещё ЕР.

Алексей: ЕР на 5 треков, самый первый. И плюс ещё 3 сингла. Около 30 песен официальных.

Если выделить основные эмоции и чувства, которые вы хотите передать со сцены, что это будет?

Алексей: Самое главное — мотивация. Я очень не люблю людей, которые ничего не делают. Я всех бездельниками называю, кто жалуется, что у него много работы и всё такое. Я за то, что все должны работать и никто не должен ныть. И это самое основное, что хотелось бы донести.

Минимум и максимум, который собирали на сольниках?

Алексей: Минимум — один. (смеётся) Хотя, нет. Мы когда-то делали очень странный тур, назывался — «Угаров движ».

Максим: Чувак, это хуже. Обычно как? Группа сольно едет, видит мало людей и она расстроилась. А тут едут три топовые группы по року в Украине. Только 10 минут назад об этом рассказывал, это было самое моё большое разочарование. Приезжаем в Полтаву, я думал, что всё будет круто, нас встретят люди с плакатами. И тут мы заходим в «Villa Krokodilla» и, как фильмах, слышно как муха летит.

Алексей: Да, вообще никого нет. Какие-то случайные люди проходили.

Максим: Общее количество музыкантов было больше, чем число проданных билетов.

Алексей: Было ещё хуже. Давным-давно, Макса ещё не было в группе. (улыбается) У нас был концерт в Луганске и потом в Донецке. Мы приехали в Донецк, там не было не то что афиши — там даже никто не знал про концерт. Мы пришли в клубас, там вообще никого нет. И какие-то чуваки мимо проходят и говорят: «О, а у вас что канц?!».

Максим: А когда три топовых рок-команды выступают в клубе, где общее количество музыкантов превышает общее количество людей, которые веселятся под сценой? Но это очень круто для этих десяти людей. Ты представляешь, что покупаешь билет и будешь опять толпиться, а потом любое место в зале — твоё и для тебя играют три твои любимые команды. (улыбается)

Алексей: А больше всего мы собрали, когда весной делали сольник в «Sentrum» в Киеве. Два дня подряд. Первый у нас получился sold out, второй — почти sold out. И там, и там около 1000 человек собрали. Фестивали не считаем, там тысяч 5-6 мы уже собирали.

Максим: Этим летом нам повезло, мы уже на главных сценах выступали. И я уверен, что там было и больше. Это именно те ощущения, о которых мечтаешь с детства. Ты выходишь на сцену и, как в фильмах про Beatles — арена людей и все пришли слушать твою музыку. (улыбается)

Если попробовать составить портрет вашего слушателя, кто это?

Максим: Мы говорим, о тех, кто просто интересуется в интернете нашей музыкой или тех, кто приходят на концерты?

Те, кто приходят на концерт.

Максим: Тогда, понятно. Девочки. «Мама, папа, дайте денег на концерт. Пацаны прикольные с «Х-Фактора». Я хочу потискать Лёшу».

Алексей: Да, в основном, это девушки, 15-23 лет. Женская какая-то публика. Это, кстати, очень странно.

Максим: Если бы мы на телике не оказались, было бы чуть-чуть иначе. Одно дело, когда девочка увидела по телеку ребят и покупает билеты, чтобы приобщиться к этому делу. А чувак совершенно иначе думает: ребята играют рок-музыку и при этом идут на «Х-Фактор». И это типа не тру. Сам, может, где-то под подушечкой скачивает альбомчик и слушает…

Алексей: Да, раньше, до ящика, были, в основном, чуваки на концертах. Сейчас больше женщины.

Автор: Алина Миронова

Фото: Миха Кисенко

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *