MIAZM: «Мы играем K—Pop, тебе понравится!»

Группа MIAZM из Киева играет в необычном стиле visual kei. Несмотря на то, что этот жанр довольно новый для украинского слушателя, у музыкантов уже есть своя аудитория, которая поддерживает их на творческом пути. А ребята делают то, что им нравится и хотят донести свою музыку, как можно большему кругу людей. Один из ключевых моментов для них — это разнообразие и поэтому они стараются максимально показать это в своих песнях.

После акустического квартирника группы MIAZM в Киеве мы поговорили с ними о стиле visual kei, о сложностях на творческом пути и музыкальных предпочтениях.

Для людей, которые знают о таком стиле, как visual kei и JRock, всё понятно. Но для слушателей, которые не знакомы с этим стилем, не знают такую музыку, не слушали такие группы, что вы можете о нём рассказать? Презентовать этот стиль. Почему им нужно его послушать?

Hatsuchi (гитара, виолончель, бэк-вокал): Почему послушать visual kei. Потому что visual kei — это интересная и самобытная музыка. И такая музыка, у которой на западе аналогов, в принципе, и нет. Я так считаю. Вы должны послушать visual kei, потому что это достаточно разнообразная музыка. Я всегда любил разнообразие. Почему стоит посмотреть на группы, которые в этом стиле есть? Потому что это ещё один самобытный, интересный стиль, о котором мало кто знает в мире, на самом деле. Тут причина в том, что японские группы не особо то и продвигаются за рубеж. Им это, видимо, не сильно надо. Но тем не менее там очень много своеобразного. И один из таких своеобразных моментов — это реально крутое и большое разнообразие стилей. Они смешивают все и они это делали, по сути, первыми, когда этот стиль образовался.

Zan (вокал): Потому что это ахереннное разнообразие, накрашенные мужики и настоящие чистые эмоции. (улыбается)

Когда вы собирали группу вы точно понимали, что это нишевая музыка, для узкого круга.

Hatsuchi: Да.

Всё-таки, что вас мотивировало работать именно в этом стиле? Кроме того, что это нравится.

Hatsuchi: Ну, вот и всё. (улыбается) Нравится. Можно, конечно, пытаться делать коммерческий проект. Посмотреть, что нравится массам и делать то, что возможно тебе не нравится. Но есть сложность в том, что там очень большая конкуренция. То есть, можно пытаться играть инди-музыку, она сейчас вроде намного более популярна. Сейчас, кстати, много кто начал фанатеть по этно-музыке. Вот ДахаБраха стали популярными и после них появилось очень много групп, которые смешивают свою музыку с этникой. И теперь на рынке очень много таких групп. То есть, с одной стороны у нас музыка нишевая и сложно пробиться, потому что узкая аудитория. С другой стороны, опять же, можно играть музыку на массового слушателя, но зачем ты им нужен, если уже есть определённого типа исполнители и там большая конкуренция. Поэтому, я считаю что нужно делать ту музыку, которая тебе нравится. Делать её качественно, делать её от души и, опять же, правильно продвигать. И, в принципе, можно чего-то добиться. А пересиливать себя и ничего не добиться, делая вроде более популярную музыку, не круто вообще, а тут хотя бы нравится. (улыбается)

Насколько украинский слушатель готов к такой музыке?

Zan: Он всегда готов.

Satsuga (бас-гитара, сессионщик): На -5 процентов. (смеётся)

Hatsuchi: Готов, нормально всё.

Satsuga: Ты уверен?

Zan: Я скажу так, что у нас евроинтеграция, мы уже одной ногой в Европе. (улыбается)

Satsuga: А Япония не в Европе, вот тебе и подвох. (смеются) Поэтому -5.

Hatsuchi: Нормально готов, на самом деле. Опять же, это необычно.

Zan: Главное, как подать.

Hatsuchi: Да, главное — это качественно подать и всё. Качественно и интересно.

А что должны сделать музыканты: вы или группа в таком же стиле, чтобы зайти максимальному количеству людей?

Hatsuchi: Много денег и правильный маркетинг, как в любом стиле. То есть, то, что ты говоришь: «узкая аудитория», «такой необычный стиль» — это без разницы, я считаю. Но главное — найти свою целевую аудиторию и правильно в эту аудиторию вливать деньги, всё. И так в любом стиле. Тот же самый Стас Михайлов, он классно работает со своей аудиторией. Может, это музыка, которая много кому не нравится. Тем не менее у него очень огромная аудитория, он работает с разведёнками и всё у него чётко. И он сам выходит на сцену, насколько я знаю, и говорит: «Привет, мои разведёнки». И все такие: «Ууууу!». (смеются) То есть, это означает, что он свою аудиторию знает идеально и правильно вливаются деньги в этот маркетинг.

Satsuga: Не многие знают, что Стас Михайлов начинал, как J-рокер. (смеются) Просто он неправильно туда вливал деньги и перешёл в поп.

Хорошо, а если бы встал вопрос делать любую другую музыку и стать популярными? То есть, с вами заключают контракт, дают деньги и вы становитесь известными сто процентов. Согласились бы или нет?

Hatsuchi: Я бы классику играл. Только популярная ли это музыка?

Satsuga: Тут вопрос согласился ли бы ты?

И я говорю не про классику.

Hatsuchi: А про какую? Пример.

K-Pop.

Hatsuchi: K-Pop?

Satsuga: (смеётся)

Hatsuchi: Сколько бы платили?

Satsuga: Уже готов продать шкуру за KPop. (смеётся)

Hatsuchi: Если то, что не нравится?

Да, кардинально другое. Другой стиль музыки, другие тексты, другой внешний вид, вообще всё другое. То есть, то, что вам не близко максимально.

Hatsuchi: Знаешь, я бы как поступил? Я бы пришёл, заработал бы бабла, намутил связей и ушёл бы. И потом влил бы это правильно в свою музыку. Вот так вот. С одной стороны пусть, может, KPop или ещё что-то, что может мне не нравится. Но тем не менее, опять же, это музыка. И лучше заниматься музыкой, чем работать на заводе или в офисе, что вообще не близко. Поэтому можно потерпеть и заработать. Например, как Дорн сделал. Очень грамотный чувак. Не помню, как называется проект этот. У него раньше была группа, где он пел.

Пара Нормальных.

Hatsuchi: Да, говно махровейшее. Насколько я знаю, он там зарабатывал реально копейки. Но он очень умный чувак. Он там попел некоторое время, размутил связей, понял, как всё это работает. И сейчас действительно делает интересную музыку, очень грамотно продвигается. Поэтому, да, я бы на время пошёл. А вы как бы, пацаны, поступили?

Satsuga: За JRock в упор! А ты, Zan?

Zan: Я не знаю.

Satsuga: Да, он K-попер, всё ясно.

Zan: Засланный K-попер. (улыбается)

Hatsuchi: Аудитория, на самом деле, одна и та же: что JRock, что KPop, что Anime. Тем более было бы круто потом эту аудиторию переманить.

Zan: Фу, только не KPop.

Hatsuchi: Не фукай, чувак. Это одни и те же люди слушают, по сути.

Zan: Нет, я не хочу это играть.

Satsuga: Там играть не надо.

Zan: Танцевать надо. Танцевать не умею. (смеётся)

Satsuga: За такие бабки научишься. (смеются)

Hatsuchi: Я научился бы. Тем более там бывают очень крутые танцы. Есть реально годные исполнители.

Satsuga: Какие исполнители KPop вам нравятся?

Hatsuchi: Помню, одна какая-то песня нравилась GDragona.

Satsuga: Выход там. (смеются)

Hatsuchi: А, вообще, мне не нравится KPop. Но тем не менее очень круто его продвигают. У нас в кинотеатре концерт BTS идёт. Маркетинг у них на высшем уровне.

С какими эмоциями чаще всего выходите на сцену?

Zan: Волнение. Потому что мы мало репали. (улыбается) Может быть, с задором. Да, волнение и задор. Либо то, либо то. Среднего не дано.

Satsuga: У меня тревожные чувства.

Hatsuchi: А у меня, если понимаешь, что публика разогретая, то вообще прям агонь. А если понимаешь, что публика не разогретая, то немножечко неловко, как сегодня. Начало было неловкое такое. Надо уметь публику сразу заводить, а это пока не очень получается.

Что в музыке вам больше всего нравится, в процессе: создание музыки, запись, выступление?

Zan: Выступление, конечно.

Hatsuchi: Выступление.

Zan: Это уже конечный продукт, доспевший плод, который можно съесть. (улыбается)

Hatsuchi: Выступление. Общение с аудиторией. Энергетика и эмоции на выступлении.

Zan: Больше всего нравится процесс работы с аудиторией в инстаграмме, когда надо спамить людям: «Приходи на концерт».

Hatsuchi: Тебе нравится?

Zan: Да, это больше всего нравится. (смеётся)

Satsuga: «Мы играем KPop, тебе понравится!»

(смеются)

А какой самый сложный этап для вас?

Zan: Начало.

Hatsuchi: Продвинуться. Ещё продвигаемся.

Zan: Самый муторный, самый долгий, самый непонятный. Сложно, короче.

Hatsuchi: Они с каждым разом всё более понятны, но всё же. Это очень долгий процесс, потому что музыка — бизнес долгосрочный.

Satsuga: То есть, музыка это бизнес для тебя?

Hatsuchi: Да.

Zan: Продажная душа.

Hatsuchi: Только я пока что больше в минусе, чувак.

Что можете посоветовать музыкантам, которые также хотят делать нишевую музыку?

Hatsuchi: Найти свою аудиторию и работать на неё, всё. Чётко свою целевую прямую. Понять, какой у неё возраст, какой пол, какие у неё увлечения. И собственно, в неё бить. Нормально общаться с ней и работать с ней грамотно. И это очень важно. И эта целевая аудитория, действительно, может быть другой, не той, про которую ты думаешь. А для того, чтобы понять какая целевая аудитория, надо делать посевы в соцсетях, в пабликах. Также выступать на разных мероприятиях и видеть какая отдача. И тогда можно определить портрет целевой аудитории. Когда она определена, надо бить в неё прям чётко. Сейчас, когда у нас целевая аудитория определена, мы стараемся в неё бить и расширять её.

Какая ваша целевая аудитория? Кто это?

Hatsuchi: Девочки 13-18 лет. В основном, анимешницы.

Zan: Мне больше нравятся 11-12. (улыбается)

Хорошо, а вот в Днепре у вас было выступление не перед своей целевой. Насколько эмоционально отличается выступление перед своей целевой и перед не своей?

Hatsuchi: Кстати, да. Оно отличается тем, что аудитория не совсем понимает. Опять же, это всё были люди взрослые, не такие драйвовые, они больше стояли и т. д. Но очень круто, что они нас приняли и мы реально им понравились. И что классно, когда выступаешь, не перед своей целевой — это то, что ты выходишь за рамки комфорта.

(смеются)

Satsuga: Отсылочка к текстам.

Hatsuchi: Из зоны комфорта. Так будет лучше звучать. И, собственно, это даёт тебе возможность развиваться. И в следующий раз, когда мы будем выступать перед какими-то олдовыми металюгами, если такое случится, то мы выступим лучше. И сможем лучше публику завести, а то тогда мы выступали в Днепре вообще так себе. Но всё равно людям понравились.

Zan: Это было страшно.

Hatsuchi: Это не было страшно. Тебе было страшно?

Satsuga: Когда бабуля вышла, он афигел.

Hatsuchi: Ну вот, бабуле Zan понравился. (смеются) Скажи для неё фамилию, может она прочитает.

Zan: Нет, нет, нет. (улыбается)

Есть музыка, которую вы вообще не понимаете?

Zan: KPop. (смеётся) Ой, простите.

Это было ожидаемо. (улыбается)

Hatsuchi: Нет, и я понимаю почему KPop популярен.

Zan: А, да. То, что сейчас популярно в Рашке, в основном, у 15-летних школьников. Пародия на нормальный американский Cloud. Русский Cloud.

Satsuga: Реп…

Zan: Там 90% такого говна…

Hatsuchi: Не понимаем ли мы её конкретно, как слушатель, или почему она популярна?

Можешь рассказать и в том и в том аспекте.

Hatsuchi: В плане того, почему популярна, я наверное всю музыку могу понять. А в другом плане, ну да, Cloud и т. д. Хотя, опять же, я думаю, что в любой музыке есть хорошие исполнители.

Zan: Там в России нет хороших.

Hatsuchi: Есть один эстонский исполнитель, вроде он Cloud, кстати.

Satsuga: Tommy Cash?

Hatsuchi: Да, так он вроде достаточно интересный чувак.

Satsuga: Это пи*дец, я его не понимаю. (смеётся)

Hatsuchi: Он своеобразный. Я смотрел его клипы, он достаточно своеобразный.

Satsuga: Трешак.

Hatsuchi: Мне кажется, я всю музыку могу понять. Но не вся музыка зайдёт мне настолько, как visual kei.

А есть музыка, которая не похожа на visual kei, кардинально отличается, но тем не менее вам нравится?

Hatsuchi: Классика.

Satsuga: Да, классическая музыка — это агонь. Академисты. (улыбается)

Да, это понятно, у вас это связано с музыкальным образованием.

Satsuga: Джаз.

Hatsuchi: Учитывая, что visual kei — это смесь стилей, то этот вопрос не корректен. (смеются) Мне не очень нравится однотипная клубная музыка, вот это я не люблю. Потому что она однотипная, а я люблю в музыке разнообразие.

Zan: Вся музыка похожа на visual kei.

Satsuga: Любимые стили кроме visual kei?

Zan: Тяжёлые жанры музыки.

Hatsuchi: А это разве не похоже? KPop ему нравится, а он всё шифруется. (смеётся)

Zan: Нравится Midwest.

Hatsuchi: А что в visual kei нет Midwest?

Satsuga: Что такое Midwest?

Zan: Американское эмо 2000-ых годов.

Satsuga: А Stigmata?

Zan: Да, мне нравится русская альтернатива 2007-го года. (смеётся)

Hatsuchi: Но это похоже, всё равно.

Zan: Да, это похоже.

Если бы ты сказал Олег Винник — это было бы не похоже, понимаешь. (улыбается)

Satsuga: А если сказать Винник, он нам заплатит? (смеются)

Автор: Алина Миронова

Фото: Владимир Волков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *