Le Coeur: “Живите”

Молодая и амбициозная группа Le Coeur приехала с концертом в Днепр. Музыканты настроены решительно и намерены покорить музыкальный мир своей музыкой. А слушатели, ощущая колоссальную отдачу, вслушиваются в их музыку с первых нот. Их программа состоит из авторского материала и мировых хитов. В ней каждый найдёт свою отдушину. 

Перед концертом мы пообщались с ребятами о музыке и их планах на будущее, как ближайшее так и  более глобальное.

О чём мечтает группа Le Coeur?

Диедонне Нгелека (фронтмен): Мечта Le Coeur, как я это вижу, как я всегда хотел. Сейчас нам 4 года, чтобы через 20 лет карьеры мы также существовали, были в гармонии, и нас помнили — это как минимум. А максимум — собрать «Олимпийский». А в Днепре есть стадионы?

Да, «Днепр-Арена».

Дидо: Мы соберём тоже, в следующий раз. (улыбается)

Витайлий Петренко (барабаны): Конечно. (смеются)

Стас Макеев (гитара): Сегодня разогреемся, а потом, да. (улыбается)

А какой план максимум? Например, «Уэмбли»?

Дидо: Это уже включено в то, что я уже сказал. «Уэмбли» — это не максимум. Это середина, я считаю. «Уэмбли» обязательно должен быть. «Олимпийский», «Днепр-Арена» — обязательно должны быть. Но, я считаю, что самое максимальное, чего должна группа Le Coeur достигнуть, это дойти до такого уровня, как сейчас вспоминают группы Queen, Led Zeppelin и все группы, которые классикой сегодня стали. Мы тоже хотим стать классикой в своей музыке, в стиле, который мы хотим создать и показать людям.

Ваша музыка состоит из многих стилей. Наверняка вы вдохновляетесь очень разной музыкой?

Платон Белов (бас-гитара): Не знаю, от Гражданской обороны до Круга.

(смеются)

Дидо: Я вдохновляюсь их музыкой (показывает на своих музыкантов). Потому что, как только они начинают играть, я чувствую, что они слушают и как они это играют. Меня это очень вдохновляет. А сам я слушаю очень разную музыку. Но люблю я творчество Фредди Мерькюри, меня вдохновляет группа Queen. В последнее время очень вдохновляет группа Muse. А так, мои любимые исполнители: Селин Дион, Андреа Бочелли и Майкл Джексон.

Виталий: Меня вдохновляют очень разные стили, при том, иногда очень полярные. Конкретно сейчас меня очень вдохновляет джаз, при том, разных эпох: это и свинг, и фьюжн. То есть, разное. Столько много всего интересного, что не успеваешь переслушивать. Но также и тяжёлая музыка присутствует, это то, с чем я рос и оно пока во мне, и не покидает. Конкретных исполнителей назвать невозможно, потому что их слишком много.

Стас: Я конкретных исполнителей тоже называть не буду. Я вдохновляюсь очень разной музыкой. Я нахожу это очень интересным, когда ты можешь послушать классику, услышать какие-то нотки, взять гитару и я совсем же другую музыку играю. Не образованный и не могу повторить это всё, но меня это вдохновляет. Джаз, классический рок. Например, Led Zeppelin — это один из коллективов, которой несёт в себе всё, что меня интересует в музыке, от чего-то нежного и необыкновенного до серьёзной агрессии, в том плане, как это всё совмещать, в 30 секундах. Когда 4 человека на сцене могут передать столько эмоций разных, это очень круто. Такая музыка нравится мне. Со временем оно всё приедается, поэтому стараюсь разную музыку слушать.

А что цепляет, когда слушаете музыку?

Дидо: Меня цепляет текст — это первое. Он меня как-то странно цепляет. Потому что я могу не понимать о чём песня, но почему-то я понимаю. (смеётся)

Виталий: Потому что музыка — универсальный язык.

Стас: Можно не понимать язык, но понимать о чём она, посыл.

Дидо: Просто подсознание, наш мозг понимает гораздо больше, чем мы понимаем. Есть много песен, которые я слушал в детстве и понимал их как-то по-другом, чем когда вырос и понял о чём они на самом деле, после того, как выучил языки. Ещё кроме текста цепляет то, как оно всё звучит. И обязательно это должно быть интересным и не как все. (улыбается)

Виталий: Что в музыке цепляет? Да, много что. Музыка же такая интересная и многогранная, даже в одном инструменте много подуровней и много всего. И вот, когда оно всё грамотно и гармонично объединяется, когда музыканту есть, что сказать и передать. То есть, если есть эмоция, которая меня задевает, то собственно музыка и цепляет. А если оно не моё, то оно проходит как-то фоново. И, конечно же, грув и кач хороший — без этого никак.

А что в музыке раздражает вас?

Стас: Копирование, наверное. Копирование друг друга. Когда песня вышла у человека, а ты видишь, что он абсолютно не заморачивался над тем, чтобы создать что-то новое. Просто выпустил то, что было 20 лет назад под новым именем.

Виталий: Ctrl C/Ctrl V.

Стас: О, вот это наш век в музыке: «Ctrl C/Ctrl V».

Дидо: Так оно и есть. Я считаю, что не будет нового продукта, если будет копирование. Надо копировать каким-то умным способом.

Виталий: Это называется вдохновляться.

Дидо: Да, вдохновляться. Меня лично ничего не раздражает, но если только что-то начинает идти не так, то я перестаю это слушать. Я просто вижу в каждом произведении, даже самом попсовом, тот плюс, который мне нужен для своего творчества. У меня нет времени искать то, что меня раздражает. Я не хочу быть в таком состоянии. Поэтому я вижу больше позитива в произведениях. А если нет вообще, то я не стану слушать.

В любом творческом коллективе наступает момент, когда нет взаимопонимания между музыкантами. Часто ли такое бывает у вас и как находите компромиссы?

Дидо: Да, у нас бывает.

Виталий: В основном, драки.

Стас: Кто сильнее, тот и прав.

(смеются)

Платон: Да, всё нормально у нас.

Дидо: Давайте тут начнём драться.

(смеются)

Такое бывает и очень часто. Но, чтоб вы знали, это ингредиент, который помогает группе идти вперёд. Потому что группа очень отличается от сольного исполнителя. Когда выходит сольный исполнитель — он король. Он нанимает музыкантов и он говорит, что им делать. В группе всё немножко по-другому. Тут нужно умение всегда найти компромисс и как-то делать всё вместе. Только так творчество будет интересным. Потому что если вдохновение приходит только от одного человека, нет смысла уже группой называться. Будет выступление, вокал. А вот это драйв — это за группой, на самом деле. Мы, как раз, находимся на том этапе, когда нам надо как можно чаще драться.

Виталий: Дидо имеет в виду в переносном смысле, чтоб вы не подумали, что у нас тут «Бойцовский клуб». (смеются)

Нельзя не упомянуть, вы поучаствовали в шоу «Х-Фактор», как сольный исполнитель. А не планируете участвовать где-нибудь группой?

Дидо: Конечно, в каких-то конкурсах мы будем участвовать. На самом деле, в «Х-Факторе» в этом году мы должны были выступать, как группа. Потому что сам я участвовал ещё 4 года назад в «Х-Факторе». Но из-за сценария они решили взять из группы только вокалиста. Поэтому было немного трудней. Мы настолько долго играем, что я уже привык к своим ребятам и было ощущение пустоты на сцене, когда сам выходил. Но на «Х-Фактор» обратно мы не планируем. А на какие-то более масштабные, да. Принимали участие в отборе на «Евровидение». Ещё на крупные фестивали хотим поехать. А так, «Х-Фактор» — хорошее воспоминание, опыт интересный.

А какие у вас ближайшие планы, как у коллектива: альбом, клип?

Дидо: Как раз, после 21 января мы выпускаем клип, над которым мы работаем уже год. (улыбается) Это попурри из наших любимых песен. Мы снимали очень качественное, профессиональное видео. Будет очень интересно. Вы будете и плакать, и смеяться, и танцевать и делать то, что вы любите. (смеётся)

И напоследок, если бы была возможность донести людям всего одну фразу, что бы сказали?

Стас: Я знаю. Старайтесь дышать полной грудью.

Виталий: Цените взаимопонимание между людьми.

Дидо: Живите.

Платон: Щасливо.
(смеются)

Стас: Сразу заметно, группа. (смеются)

Автор: Алина Миронова

Фото: Миха Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *