KADNAY: «Музыкальные перфекционисты»

Молодая и яркая группа KADNAY движется своим намеченным музыкальным путём и делает это, действительно, с любовью. Музыканты дарят слушателям магию и погружают их в другой мир, посредством своей музыки. Их композиции звучат очень свежо, фирменно и нестандартно. А сами участники группы невероятно харизматичные и талантливые!

Перед выступлением в Днепре мы пообщались с группой об отборе на «Евровидение 2017», о будущем альбоме и музыкальных предпочтениях. 

Думаю, Вам часто задавали этот вопрос, но читателям точно будет интересно. Вы неоднократно участвовали в различных ТВ-шоу и в этом году пошли на отбор «Евровидения». Довольны результатом?

Дмитрий Каднай: Да, у нас часто об этом спрашивали. (улыбается) Да, довольны результатом. И даже в какой-то мере для нас участие в «Евровидении» было авантюрой. Но загорелись мы участием ещё в прошлом году, когда увидели, что реально очень высокий музыкальный уровень этого отбора. Когда были Hardkiss, Sunsay. Было за этим очень здорово и интересно наблюдать, с точки зрения музыканта. И когда мы подали заявку, мы поняли, что члены жюри вообще расширяют, в принципе, формат, количество музыкальных стилей: и рок, и рэгги, и поп и всё на свете. Было ещё приятней, ещё круче, ещё интересней. Кучу сил потратили. Первый раз, для отбора песня в таком формате, в том плане, что нужно было уложиться в 3 минуты. Было очень тяжело. Мы понимали, что это конкурсная песня, а она так или иначе имеет какие-то каноны. Очень много времени провозились над подготовкой номера и в конечном итоге безумно были довольны, счастливы. И когда вышли на сцену, нас переполняло огромное количество энергии и мы делились своими впечатлениями.

Жюри вас хорошо оценило и большинство зрителей считало ваш номер одним из сильнейших. Как думаете, почему такой итог? Почему вы не победители?

Дмитрий Каднай: Хороший вопрос. Потому что это музыка. А музыка, всё-таки, понятие субъективное, в принципе. Нет каких-то критериев оценки. Кому-то это нравится, кому-то это не нравится. Нам было приятно, безусловно, участвовать в этом конкурсе, показать себя такими, какими мы есть всегда, всегда и на концерте. Мы велосипед не придумывали. Было приятно получить очень лестные оценки от членов жюри и получить огромное удовольствие.  Та волна «Евро», которая нас подхватила сейчас, самое главное, что мы приобрели огромное количество поклонников и почитателей музыки. И они обратили внимание на то, что мы делали до этого. У нас прямо сильно возросло количество просмотров прошлых видео работ.

Ваша музыка современная и прогрессивная, как думаете, украинский слушатель готов к такой музыке?

Дмитрий Каднай: (улыбается) Сто процентов! Готов, конечно. У нас очень большое количество музыкальных стилей в Украине развивается. Просто из-за той или иной возможности, также было и с нами , нам было крайне тяжело. Мы играли музыку и никогда не подстраивались ни под какие форматы. Я не знаю, плюс это или минус. Но мы всегда оставались честны сами с собой. И нам было тяжеловато звучать на радио, быть на телике, и так далее и тому подобное, потому что музыка была, скажем, не форматной. В том плане, в котором мы «формат» понимаем с вами. Поэтому, да, так на всякий случай, у нас уже два альбома. (улыбается) А «Freedom in my mind» — это сингл, который вышел специально для «Евро». Поэтому нам было сложно. Принять участие в «Евро» для нас было, в принципе, возможностью показать себя на большой площадке. Это было большое количество аудитории. Потому что, мы знаем, что к этому конкурсу, к этому отбору приковано большое количество взглядов, не только простых людей, а и музыкантов, в том числе. Поэтому так. Это была очень хорошая возможность поделиться тем, чем мы живём сейчас и, по-моему, это у нас получилось здорово.

А верите в справедливость и честность на подобных конкурсах?

Дмитрий Каднай: (улыбается) Это хороший вопрос. Так люди идут туда не за справедливостью и честностью, в принципе. Каждый, вообще, преследует свою цель. Просто конкурсы бывают разные. Это конкурс был одного удара, одного точного выстрела, одного какого-то точного движения. Потому что мы выходили, это прямой эфир, никаких фонограмм. Мы и так, в принципе, с этим никогда не работаем. Но у тебя нет права на ошибку, ты должен быть здесь и сейчас, показать лучшее на что ты способен. А дальше всё уже зависит не от нас. Мы музыканты, мы делаем то, на что мы способны, лучшее на данный момент. И круто, что такая большое количество аудитории: телеканал СТБ и Украина. В принципе, аудитория страны довольна была знакома с нашей музыкой, и мы получили очень высокий бал от аудитории. Для нас это реально было очень большой оценкой. То есть, это было реально правдой.

А какие цели и стремления сейчас у группы KADNAY?

Филипп Коляденко: Цели максимально большие, помимо личностного роста, как музыкантов планируем посетить сейчас большое количество фестивалей, концертов. По максимум загрузить себя такой плодотворной яркой работой. Для того, чтобы ещё громче, ещё сильнее заявить о себе, заявить о нашей честной, искренней музыке, которую мы сами пишем. И просто жить и наслаждаться. Другого и не умеем, как и все остальные музыканты.

Как вам украинские фестивали или планируете и на Европу тоже двигаться?

Филипп Коляденко: У нас есть опыт и заграничных фестивалей. Скажем так, на уровне. В этом году мы принимаем участие на «Atlas Weekend» в Киеве — большой, очень яркий фестиваль киевский. Мы там были, и долго, давно хотели участвовать и  в этом году наконец-то до него добрались. И мы думаем, что он будет очень ярким и очень сильным. Нам приятно выступать на всех фестивалях. Нам приятно выступать на всех фестивалях в Днепре и ещё в Харькове.

Дмитрий Каднай: У нас хорошее фестивальное лето.

Филипп Коляденко: Фестивальный сезон самый яркий. Да, фестивальная жизнь для музыкантов особенная, непередаваемые ощущения. (улыбается)

Дмитрий Каднай: Да, очень разные. (смеётся)

Насколько для вас важна оригинальность звучания?

Филипп Коляденко: Мы долгое время к этому стремимся на студии, во время записывающего процесса и, естественно, вкладываем все силы и возможности для того, чтобы отличаться. Для того, чтобы делать для Украины яркий продукт, с которым можно выходить не только на наш рынок, но и европейский, опять же. Оригинальность важна и мы её преследуем и до конца будем двигаться за ней.

Дмитрий Каднай: В этом году мы пошли на какой-то шаг, я не знаю, рискованный, но вроде бы обдуманный. У нас было два альбома. Первый альбом — микс песен на русском и английском языке. Второй альбом — чисто на англоязычным. А третий альбом мы хотим сделать украиноязычным. (улыбается)

 

Как раз, был вопрос о новом альбоме. Будет  ли он отличаться кардинально? Возможно, кроме языка по звучанию?

Дмитрий Каднай: Поверьте, это будет очень кардинально. (улыбается) Это очень кардинально уже, в принципе. Потому что мы создаём музыку, так или иначе, у нас какие-то идеи, фразы, мысли рождаются уже на английском. Потому нам музыку крайне трудно писать на другом языке, так она ложится, рождается и нам это комфортно, и органично слушается. С украинским языком это совершенно другую форму обретёт. В плане музыки, скорее всего, этот альбом не будет кардинально отличаться. Будут фишки какие-то, безусловно. Не будет, как серая масса. Это круто, однозначно. Но касательно языка хочется поработать, чтобы он звучал не просто, чтобы он звучал оригинально, чтобы это были не какие-то попсовые фразы. Хочется, чтобы всё было очень красиво и органично. Но прикольно, мы уже первую песню доделываем, классные ощущения.

Когда вы пишите песни ощущаете какая «зайдёт» слушателю и станет хитом?

Филипп Коляденко: У нас, к сожалению, нет такого чутья. И мы пока что получаем максимум удовольствия от всего, что мы делаем. Давать оценку своему же продукту — очень сложно. По той простой причине, что мы этим живём и тот или иной инструмент, партия песни, отрывок имеет для нас огромное значение, в первую очередь. А так найдёт оно у слушателя какой-то отклик или нет — это уже, наверное, время, какая-то модная стезя должна подсказать непосредственно тому, кто будет знакомится с нашим опытом.

Какой ваш главный посыл слушателю?

Филипп Коляденко: Он заложен, наверное, в энергии, в настроении, которое мы передаём, в текстах, в инструментах, в партиях, во всём. Наверное, он во всём очень разный и здесь не то, что бы мы хотим что-то передать. Мы передаём, да, своё, свой внутренний мир, свои какие-то переживания. Но, непосредственно, как оно откликается у слушателя, это может быть разное и настроение и разные темы, и разные истории внутри, в голове. Так воспринимается музыка, через призму своего же внутреннего мира, своих же каких-то внутренних переживаний.

Дмитрий Каднай: Получается это с виду очень особенно. И за счёт музыки у нас получается создать на концертах очень особенную атмосферу, я часто об этом говорю, потому что так и есть. Если бы не было такой музыки, не было бы той магии, в которую удаётся погрузить слушателя, который ходит на концерты, готов и открыт, и получается создать очень особенную атмосферу.

А всегда ли легко быть музыкантом?

Дмитрий Каднай: Вообще нелегко. Это очень нелёгкая профессия. (смеётся) Наверное, кажется, что всё очень легко и просто — это вообще не так. В первую очередь — это огромная работа над собой. Во вторую очередь — это мозговой штурм на студии, потому что мы там не мыслим какими-то рамками и канонами. Нам хочется всегда искать какие-то новые фишки, новое звучание, новые эксперименты. Для нас это очень интересно. Это кайфово. Но, в любом случае, когда ты сидишь с 8 утра до вечера на студии, у тебя мозг закипает. Поэтому мы хотим создать классный продукт. Так получилось, что тут на перфекционисты собрались — это был первый пункт на кастинге. (смеётся) Музыкальные перфекционисты. (смеётся) И всегда хочется доводить свой продукт до идеала, чтобы нравится и это крайне сложно. Но мы от этого получаем большое удовольствие.

С какими сложностям чаще всего встречается и борется группа KADNAY?

Дмитрий Каднай: Сейчас с «радийщиками». (улыбается) Есть с чем бороться всегда. У нас очень длинный творческий путь, на самом деле, и всякое было. От самых маленьких начальных выступлений, когда приходили только друзья. Реально, мы прошли очень длинный путь. Мы ездили и приходили наши друзья, 5-10 человек, и нам казалось, что мы уже известные и делаем хороший материал. Так и было, мы делаем хороший материал из-за того, что о нём мало кто знал он в медиа не задерживался. С этим были сложности. Поэтому, так или иначе, медийная поддержка, в любом случае, важна для каждого музыканта. И мы прошли реально крайне сложный путь. У нас много историй и приключений. И там, где мы сейчас, это честно. Знаешь, есть музыканты, у которых есть «бум», они выстреливают неожиданно. Я не знаю, с чем это связано. Они попадают точно музыкально, они попадают точно во время, они какую-то классную фишку находят. Это вспышка, раз, и загорелась. Нет, это не про нас. Все здесь трудоголики. Много трудностей было даже после первого альбома, который не был прослушал в таком количестве, как бы нам хотелось. Мы понимаем, что мы делаем вообще не коммерческую музыку. Но главное — нас окружают люди, которые в нас верят. Мы верим в то, что мы делаем. Мы не опускали руки. Мы записали вторую ЕР. Мы сейчас там, где мы есть, благодаря тому, что мы верим в то, что мы делаем.

А кто ваши музыкальные «музы»?

Дмитрий Каднай: (смеётся) Музыкальные «музы» или «музыки». Много муз.

Филипп Коляденко: Foals, Jungle, Robert Glasper.

Дмитрий Каднай: Prince!

Филипп Коляденко: Prince.

Дмитрий Каднай: Копаем постоянно. Делимся всегда свежей музыкой. Для нас это, как…

Филипп Коляденко: Это образ жизни. Очень много слушать. Для того чтобы было чем делиться, нужно многое послушать и чувствовать через себя.

То есть, вы когда пишите альбом слушаете музыку? Потому что есть музыканты, которые абстрагируются.

Филипп Коляденко: Мы всё на свете слушаем.

Дмитрий Каднай: Всю жизнь слушаем. (улыбается)

Филипп Коляденко: Звуки машин, разговоры друзей и коллег музыкантов, и музыку. Нас жизнь вдохновляет, ощущения, эмоции, чувства. (улыбается)

А что сформировало ваш музыкальный вкус? Какие коллективы и исполнители?

Филипп Коляденко: Родители у меня. (улыбается)

Дмитрий Каднай: У Фила родители. У меня время. У меня музыкальный вкус менялся кардинально часто, очень часто. У ребят тоже всё хорошо. Так получилось, что мы в одном времени живём, нам нравится одна музыка приблизительно. Она достаточно разная. Это не обязательно электронная музыка. Любая музыка. Это может быть джаз, например. Это всегда прикольно, учитывая то, что нам нравится симбиоз, нам не нравятся направления в чистом виде: чисто поп, чисто рок. Когда есть такие музыканты, которые берут и вытягивают из каждого направления что-то интересное и миксуют — это круто получается. Знаешь, это как масло простое сливочное — вкусно и шоколад тоже вкусно, смешать и получится шоколадное масло. Создать что-то новое, чуть-чуть оттуда и оттуда — прикольно. (улыбается)

А вам хочется ходить на концерты к другим исполнителям?

Филипп Коляденко: Мы были на фестивале «Sziget» два года назад. Мы часто посещаем. Я стараюсь часто посещать тех иностранных ребят, которые приезжают к нам, и наших ребят. Последний концерт был с нашим участием в клубе «Sentrum» — Volga Funk. Здорово. Развивается украинская сцена, развиваются стили. И мы развиваемся и мы помогаем развиваться этому всему. Такой длинный, но очень крутой процесс

Дмитрий Каднай: На ближайшие концерты в Киеве мы пойдём на Foals, наверное, и на Ry X.

Филипп Коляденко: И на Andrea Bacelli. (улыбается)

Дмитрий Каднай: Чтобы вы понимали, какой диапазон разный. (улыбается)

Если вернутся к теме украинского языка, как вы относитесь к квотам, которые ввели на радио и ТВ?

Дмитрий Каднай: Я знаю, что это есть и вот так.

Филипп Коляденко: Плохо… Я плохо отношусь, потому что музыка всю жизнь всегда при любых войнах, она была культурным обогащением, то что держало нацию. И не было у неё никакой «форматности», не было никаких языковых барьеров. Музыка звучит и всегда звучала. «Марсельеза» могла возбудить не только французских революционеров, а украинских и других. Музыка свободная, нельзя её ограничивать. Это плохо. Но, в любом случае, наверное власти знают, что они делают. Что ж, будем писать на украинском. Нам это тоже интересно. Мы давно уже хотели к этому прийти, прежде всего для себя, как для музыкантов. Поэтому сейчас в этот период и реализуем эти мысли и мечты.

И следующее скорее не вопрос, а наблюдение. На пресс-конференциях и фан-встречах поклонников интересуют вопросы не связанные с творчеством: от банальных об отношениях до «чем моете голову?». Как относитесь к таким вопросам?

(смеются)

Филипп Коляденко: Весело, задорно. Мы обожаем онлайн пресс-конференции. Мы на них чудим такое страшное. (улыбается) Мы «гоним беса».

Какие самые дурацкие вопросы задавали?

Дмитрий Каднай: Не вспомним.

Филипп Коляденко: Есть в журналистике вопросы: «топ 10 любимых фильмов, книг и блюд». Я такое не люблю. Потому что я всё люблю и выделить там «11 друзей Оушена» я не могу.

Денис Коркин: А для меня самый тупой: «Какой вопрос вы бы задали сами себе?». (улыбается)

Вам по крайней мере не зададут вопрос: «Почему так называется группа?».

Дмитрий Каднай: Как? Задают! Частенько.

(смеются)

И напоследок, если бы у вас была возможность донести людям одну фразу, что бы сказали?

Дмитрий Каднай: Фразу? Нужно доносить мысль, а не фразу.

Хорошо, мысль.

Дмитрий Каднай: (смеётся) Хороший вопрос, но сложный.

Филипп Коляденко: Может быть, найти свободу внутри себя.

Дмитрий Каднай: Мы за любовь, за мир. Мы понимаем, что жизнь коротка и надо проживать её ярко, здорово и ни в коем случае не тратить время на что-то негативное. Хочется, чтобы это было всегда созиданием, чтобы это было позитивное что-то. И мы, как музыканты, любим общение, любим концерты и получаем удовольствие от этого.

(улыбаются)

Текст: Алина Миронова

Фото: Михаил Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *