HeartBeat Brass Band: «Нравится — делай!»

Музыканты из Харькова, которые ломают стереотипы, продвигают брасс культуру в массы и доказывают на личном примере, что духовой коллектив это очень интересно и современно. Сочетание духовых, ударных с популярными хитами и танцами — это, действительно, нечто оригинальное и свежее. А самое главное, что слушателям их музыка «заходит». Сами же музыканты из HeartBeat Brass Band не собираются останавливаться на каверах и уже осенью поедут в тур со своим авторским материалом. Предлагаю познакомится с коллективом и узнать, что ещё ожидать от этих молодых и целеустремлённых ребят.

Давайте для начала представим слушателям каждого из вас. Расскажите о себе, как каждый из вас пришёл к музыке и выбору инструмента, на котором играете?

Егор Реммер (тромбон): Привет, меня зовут Егор. Я пришёл к музыке через детский духовой оркестр. После чего поступил в музыкальное училище. Познакомился с этими. (смеются) И вот так, собственно, и пришёл.

Дмитрий Фаустов (саксофон): Всем привет, слушатели и читатели. Меня зовут Дима Фаустов, я играю на саксофоне, даже двух сразу, одновременно. К музыке пришёл тоже через детский духовой оркестр. В общем-то тоже всё как-то не интересно, потому что у всех такая история дальше будет. Но, поехали. (улыбается)

Дмитрий Цыбрук (труба): Меня зовут Дмитрий. Я играю на трубе. Тоже пришёл через детский духовой оркестр, лишь бы мама с танцев забрала и всё. Я хотел только одного, на музыку мне было плевать. Я не хотел ходить на танцы.

(смеются)

Алексей Ханарин (ударные): А сейчас?

Дмитрий Цыбрук: Мне некуда идти, просто. (смеётся) А трубу мне просто дали и сказали: будешь играть на трубе.

Дмитрий Фаустов: Да, а почему именно тромбон и саксофон, там был вопрос, а мы его проигнорировали.
Егор Реммер: В детском оркестре я играл на теноре, а в училище нет такого класса, это непрофессиональный инструмент. И когда я поступал в училище мне дали тромбон и говорят: будешь играть на тромбоне. (улыбается)

Дмитрий Фаустов: А мне нравится просто саксофон и всё тут. (улыбается) Они прикольные.

Дмитрий Ивасенко: Меня зовут тоже Дима. (улыбается) Как и остальные Димы, мы из одного оркестра школьного. Как и он тоже, (показывает на Дмитрия Цыбрука, прим. Автора) хотел бросить занятие музыкой, меня заставляли родители. Хотел играть в футбол. Потом понравилось. В общем, вот так вот. Пришёл, увидел трубу и захотел на ней играть. А в итоге мне её и впихнули, а я и не сопротивлялся.

Дммитрий Цыбрук: А я хотел на кларнете.

Александр Фёдоров (туба): Меня зовут Саша и меня никто не заставлял играть, я сам пришёл. (улыбается) Но все мои попытки научиться играть на чём-то кроме тубы закончились провалом. (смеются) Вот, собственно, мы вчетвером: я, Димы трубачи и Дима саксофонист, мы из одного детского оркестра. Только я чуть постарше, я раньше пришёл, а они уже через пару лет начали там учиться. Ну, и потом обычная ситуация — музыкальное училище и академия культуры. Вот, ребята учатся в консерватории. Я не знаю, что ещё говорить о нашем музыкальном пути, так сказать. (улыбается)

Алексей Ханарин: Меня зовут Лёша, я играю на ударных, хоть и не умею, но играю. (улыбается) К музыке пришёл через музыкальную школу обыкновенную. Играл я на баяне. Играл, играл, закончил. Потом появился преподаватель ударных инструментов и я пошёл к нему, пару лет проучился и решил поступать в Харьковское музыкальное училище. Поступил, закончил. Сейчас поступил в консерваторию и продолжаю заниматься этим любимым делом. Выбрал ударные, потому что всегда к ним тянуло, хоть и играл на баяне.

Дмитрий Цыбрук: Ты сейчас умеешь на баяне играть?

Алексей Ханарин: Да, гамму «до мажор» двумя руками.

(смеются)

Алексей Косов (ударные): Меня зовут Лёша, я не умею ни на чём играть. (улыбается) К музыке пришёл: мама хотела стать пианисткой, у неё не получилось, родители не отдали её в музыкальную школу, и она решила свою мечту воплотить через меня. Отдала меня в музыкальную школу по классу фортепиано. Я его худо-бедно закончил. А потом в возрасте 16 лет решил переехать в Харьков из Краматорска. И тут я решил воспользоваться своим музыкальным дипломом по ф-но и мне сказали, что я не поступлю. Но сказали, что могу поступить на ударные инструменты — барабаны. Я поступил, не закончил и всё. (улыбается)

Как пришла идея собрать такой неординарный проект? Потому как, обычно, с духовыми у всех достаточно классические ассоциации, что это скучно: сидит оркестр, дирижёр машет палочкой и все спят в зале.

Дмитрий Фаустов: Так правильно вы говорите, что все привыкли. Мы же тоже привыкли. (улыбается) Мы тоже с этого начинали. Сидели в таких же оркестрах, где дирижёр тоже палочкой махал. Но в детстве мы так делали только потому, что так надо было делать, а не потому что, у нас право выбора было большое. Но это была неплохая школа для нас. Мы очень многому научились через детские оркестры эти. Повидали города некоторые, поездили, выступали в разных местах. Круто было.

Александр Фёдоров: В тех оркестрах, кстати, мы узнали о брасс бендах, что они существуют.

Дмитрий Фаустов: Да, были старшие товарищи, которые, можно сказать, нам навязали интерес к таким вот коллективам. Конечно, они широко известны в узких кругах, но всё-таки известные. Такие, как Young Blood Brass Band, Hypnotic Brass Ansamble. Они играли именно брассовую музыку, одни из основоположников. Они очень крутые штуки делали. То есть, тоже духовые инструменты, казалось бы, оркестр, но, при этом, как-то так качало всё. Интересно было. И у меня прямо со школы мечта была, что я хочу это играть, этим заниматься и это то! И вот постепенно к этому всё и шло. Вот так.

Как вы, всё-таки, собрались вместе? Чья была идея? Кто основоположник?

Дмитрий Фаустов: Нельзя сказать, что это один человек. Мы все хотели. Все слушали эту музыку и всем нравилось. Поэтому это было так: ребята, давайте? — А, давайте!

(смеются)

Егор Реммер: Просто все же учились в одном училище и специальность не получалось играть. И пытались что-то оригинальное сделать.

Александр Фёдоров: Можно минимум четверых уличить в том, что они говорили: а, давай. Двое из четверых, это прям, если сужать круг этих основателей, это мы с Димой (Фаустовым, саксофон), это наш экс-барабанщик Владислав Аландарев и Лёша Косов.

Дмитрий Фаустов: Мы собрались как-то вместе и решили: ребят, а давайте такое вот делать. Мы будем музыку писать, кто может, кто умеет. Кто-то снимает песни. Кто-то сказал: я просто буду играть, ничего не хочу решать. Ну вот и всё, так и живём. (улыбается)

На счёт репертуара.

Дмитрий Фаустов: У нас и состав другой был изначально. И репертуар тоже был другой. У нас было четверо трубачей, сейчас двое осталось. У нас две тубы даже было, но мы подумали, что это как-то жирно получается. Потом и люди как-то сами отсеялись. И как-то ситуация сложилась. В общем, сейчас нас меньше гораздо, но мы от этого ничего не теряем. Вопрос какой был?

(смеются)

На выступлении на площади можно было услышать в вашем исполнении кавера. Вопрос по поводу репертуара.

Дмитрий Фаустов: А, я вспомнил вопрос. (смеётся) Сначала же мы играли эти песни, тех крутых коллективов, на которых мы росли. Классно, нравилось. А потом поняли, что кроме нас никому эти песни не интересны. (улыбается) И начали что-то другое делать. Начали уже и кавера делать. То есть, кавера то все знают. И начали играть кавера, делать разные аранжировки с Сашей. Делали и до сих пор делаем.

Александр Фёдоров: У нас особо и не получалось играть те сложные произведения. (смеётся)

Дмитрий Фаустов: Да, эти произведения довольно сложные были, а мы зелёные ещё были.

Александр Фёдоров: Но потом появилась группа Время и Стекло. Репертуара стало больше.

Алексей Ханарин: На две песни.

Александр Фёдоров: Мы пошли к успеху.
(смеются)

Алексей Косов: Но у нас есть самая главная цель, которой мы хотим добиться этими каверами. Как вы и сказали, что это неформат, это странно, все привыкли, что такое есть духовые инструменты — это музыканты в оркестровых ямах. И для нас тоже так было всё время и встал вопрос: что делать дальше с дипломами? И, поэтому, равняясь на Америку, мы понимали, что с этого может быть будущее, именно, с брасс культуры, но только у нас это будет немного тяжеловато сделать. Потому что люди не приучены, они менее окультуренные в этом русле, в духовых. У нас же все привыкли, что группа — это, когда гитара, барабаны, вокал. А мы хотим показать, что брасс бенд — это тоже группа. Под нас можно танцевать в клубах, с нами можно всё делать, и подпевать и петь вместе с нами. И, вообще, мы — полноценный музыкальный коллектив. Но, чтобы это людям рассказать их надо заинтересовать, а заинтересовать их можно кавер музыкой. Авторскую музыку мы потихоньку презентуем на улицах, но не так активно, как мы будем делать это в ноябрьском туре по Украине. Все цели наших поездок сводятся только к тому, что мы хотим сейчас повыступать на улице с каверами, и в надежде потом этих людей с их друзьями, которые нас пока не знают, увидеть в заведениях на осенних концертах. Где будет презентация нашей авторской музыки.

Пока кавера «заходят» всё же легче, чем авторский материал?

Дмитрий Фаустов: Аж бигом! (улыбается)

Алексей Косов: Да, потому что, если сейчас остановить любого прохожего и спросить: что такое брасс бенд? Никто не скажет. (улыбается) А у любого спроси: что такое группа. И все начнут: гитара, барабаны, вокал, клавишные. А брасс бенд никто не знает.

У вас конкуренция в данном направлении довольно ограничена, по сравнению с другими группами.

Алексей Косов: Она всё же есть, конечно.

Дмитрий Фаустов: По сравнению с другими группами, да, конечно меньше. Мы недавно с парнями считали сколько их в Украине: 5 или 6, которые примерно занимаются тем же, чем мы.

Алексей Косов: Вот, конкуренция, если сравнивать с другими рок коллективами, к примеру, то да, у нас её меньше. Но у нас в стране и понятие, что такое брасс музыка, брасс бенд тоже меньше. Для всех, если это инструментал, то это диджеи и всё. Или симфо-шоу: супер хиты. (улыбается)

Вообще, любой исполнитель или коллектив стремится стать супер-звездой в своём жанре, как вы оцениваете свои шансы? Как, считаете, у нас слушатель готов к подобным экспериментам?

Алексей Косов: Да, будет готов. Пройдёт время. Сейчас у нас много девочек, которые нас слушают. И им по 14 лет, они будут расти.

(смеются)

Дмитрий Фаустов: Когда-то им будет по 18. (смеётся)

Дмитрий Цыбрук: А также их мамы, папы. (улыбается)

Егор Реммер: Да, кстати, в последнее время мы много замечаем женщин за 45.

(смеются)

Алексей Косов: На самом деле всё будет, потому что у любого продукта вопрос только в широкой рекламе. Насколько будет запускаться сарафанное радио. А там людям будет всё нравится, что нравится его другу.

Вы сейчас в туре «Street Music», много уже посетили городов и что больше всего запомнилось?

Алексей Косов: Что-то мы никак не уедем из Днепропетровска.

(смеются)

Мы только начали свой тур, первым был Харьков, но из выездных городов первый — это был Днепр 4-го августа, 5-го у нас был концерт в Луцке и 6-го в Днепре вот фестиваль. Поэтому, мы три дня возле Днепра. (улыбается) А дальше у нас целый список городов. До этого мы уже были на Западной Украине, почти во всей, кроме города Ровно, что касается областных центров. В Киеве были, в Житомире были, в Полтаве, в Днепре уже 4 раз, в Одессе были, в Виннице и Западные города. Поэтому, как только мы объедем этот тур, то мы были практически по всей Украине, по областным городам. Кроме Ровно, Чернигова и Сумм.

Куда бы хотелось вернуться?

Дмитрий Фаустов: Та домой. (улыбается)

Егор Реммер: Мне очень Днепр нравится.

Дмитрий Ивасенко: Мне очень нравится Днепр, Одесса и Киев. Вот, как-то очень запомнилось.

Дмитрий Цыбрук: Мне ещё Черновцы понравились прям очень.

Алексей Косов: Мне Черновцы и Тернополь понравились.

Алексей Ханарин: Хмельницкий ещё.

Александр Фёдоров: Люди такие добрые.

(улыбаются)

Планируете в дальнейшем экспериментировать, добавлять какие-то интересности?

Алексей Косов: Да, конечно. (улыбается) Я пока на 100% уверен, что мы перейдём на вокальную музыку со временем.

Дмитрий Фаустов: Это новость для всего коллектива была, кстати, сейчас.

(смеются)

Дмитрий Цыбрук: Он противоречит сам себе. Только что доказывал, что брасс культура может жить, а теперь всё — мы перейдём на вокальную музыку.

Кого будете заставлять петь?

Алексей Косов: Человека, который нам подойдёт по духу сюда, по идейности. (улыбается)

Дмитрий Фаустов: Так, вообще, очень много планов и по программе и по приглашённым музыкантам. У нас очень много друзей, которых мы хотим с собой повезти, показать, придумать некоторые штуки интересные. Возможно, в планах даже попробовать, есть такие коллективы, по-моему, как Полоркестра, если я не ошибаюсь. Они играю брасс музыку — духовую, с добавлением электронщины. И это очень-очень неплохо получается, своего рода. И мы тоже хотели попробовать.

Александр Фёдоров: Только наша идея — делать это в живом времени. Использовать это не в студийной работе, а в живом времени, в концертном зале.

Дмитрий Фаустов: То есть, да, в концерте вы сможете послушать смесь этого всего. И ощутить то, что мы ощущаем.

Александр Фёдоров: Хотелось бы дружить с остальными коллективами, которые брасс бенды, объединяться как-то. (улыбается)

Дмитрий Фаустов: Сотрудничать, дружить, какие-то планы совместные строить.

Дмитрий Цыбрук: Возможно даже, осенью будет фестиваль брасс бендов.

Что для вас в музыке самое важное, на чем делаете акцент для себя?

Дмитрий Цыбрук: Наслаждение.

Дмитрий Фаустов: Мне нравится, когда я что-то исполняю и это нравится людям. (улыбается) Когда они мне возвращают то, что я им даю. И получается такой обмен энергетикой. В общем, круто так получается. Аж заряжаешься как-то. (улыбается)

Алексей Ханарин: Самое главное для каждого исполнителя это, конечно, благодарность аплодисментами. И видеть в глазах, что это нравится, что это цепляет, что ты не зря этим занимаешься. То, что ты отдаёшь, часть себя и это им действительно нравится. А так, в принципе, для каждого музыканта — это наслаждение от занятия любимым делом, получать от этого удовольствие, какие-то финансовые вещи. Ты занимаешься своим хобби, это хорошо оплачивается и ты кайфуешь от того, что ты делаешь. (улыбается)

Александр Фёдоров: Я думаю, всем здесь нравится сам процесс создания музыки. Когда каждый свою какую-то часть вносит, а в общем, это принимает такой вид окончательный. Какие-то новые песни, какие-то идеи.

Алексей Косов: Ещё тот факт, что вот мы работаем, не работая. В плане, что мы очень много времени тратим на репетиции, причём, то репетиции по музыке, то по танцам, сейчас ещё начнётся подготовка к туру — это вообще, именно, каша. Ещё уделяем внимание индивидуальным занятиям, когда получается.

Алексей Ханарин: Каждый на своём инструменте пытается что-то извлечь.

Алексей Косов: Всё идет в ущерб всему, но только не коллективу в ущерб. Вот, финансово, все покупки, что мы покупаем, что оплачиваем сами себе. И, несмотря на этот колоссальный труд, всё-равно никто не может сказать, что это работа. Потому что — это любимое дело. Поэтому, этим мне музыка, например, нравится. Что работаешь, не работая. (улыбается)

Дмитрий Цыбрук: Как все мечтают.

Какие мечты и цели есть у вашего коллектива?

Алексей Ханарин: На данный момент самая основная — это полностью укомплектовать себя, купить всё, что нам нужно. Сузафон — это такая туба большая. (улыбается)

Егор Реммер: Собирать много людей на концертах хочется.

Алексей Косов: Хочется слышать свои песни у рядом стоящего парня в метро. (улыбается)

Егор Реммер: Записать альбом, кстати.

Дмитрий Ивасенко: Записать альбом, сделать осенний тур.

Алексей Косов: Развиваться. (улыбается)

Дмитрий Фаустов: Научиться играть.

Егор Реммер: Да, научиться играть, это всегда, да.

Алексей Косов: Всего хочется больше, больше и больше. И сразу. (улыбается) Но есть такая фраза: всё будет, но не сразу.

(смеются)

Дмитрий Цыбрук: И не будет. И не у тебя вообще.

(смеются)

Александр Фёдоров: Мы, вообще, жизнерадостные пацаны. (улыбается)

Дмитрий Фаустов: Стараемся. (улыбается)

И напоследок, если бы была возможность донести до людей одну фразу, что бы сказали?

Егор Реммер: Если долго мучиться что-нибудь получится. (смеётся) Я шучу.

Алексей Ханарин: Я скажу: музыка — это жизнь. Коротко и понятно. (улыбается)

Алексей Косов: А я повторюсь, когда-то я в интервью это говорил, что всегда нужно делать то, что хочешь. Цитирую: если хочется тереться об угол стола всю жизнь и это прям дико нравится, то всё, трись! (смеются) И я уверен, что если это делать искренне, с любовью и агонией в глазах, то за это тебе будут и платить, и любить, и узнавать и всё на свете. Главное — не врать самому себе, если нравится, делай, всё! (улыбается)

Дмитрий Цыбрук: Будьте счастливы от нашей музыки. (улыбается)

Алексей Ханарин: Вообще, хотим сказать: слушайте нашу музыку, то, что мы делаем, приглашайте нас в свои города и мы с радостью приедем.

Егор Реммер: Только, если хотите, насильно мы заставлять не будем. Нравится — да, не нравится — не надо. (улыбается)

Алексей Ханарин: Нравится — делай. То, что Лёша сказал.

(смеются)

Автор: Алина Миронова

Фото: Андрей Галяшинский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *