Евгений Гендин: «Джаз переживёт нас всех»

В своё время возрождение фестиваля «Джаз на Днепре 2018» было просто отчаянной идеей любителей джазовой музыке, но вот уже с 2016 года в рамках программы «Культурная столица» его удалось возобновить. Таким образом, в 2018 году «Джаз на Днепре» проводится уже в третий раз после долгой паузы. И в этом году мероприятие отмечает свой юбилей — 50 лет!

В завершающий день, 22 июля, мы пообщались с внештатным советником городского головы по вопросам культуры и одним из организаторов фестиваля Евгением Гендиным. Мы узнали о трудностях в организации, тонкостях в работе с иностранными джазовыми музыкантами и планах фестиваля на будущее.

В прошлом году мы с Вами говорили о том было ли просто или сложно организовать фестиваль. А как в этом году, уже по проторенной дорожке, проще или сложнее?

Сложнее. Потому что был первый год по отношению к которому нужно было подымать планку. Мы очень подняли именно организационную планку. Когда ряд вещей шёл как часы. И, в принципе, это системный менеджмент помимо искусства. В этом году, если у нас и есть какие-то противники, враги, то это погода. С погодой, как видите, мы порешали, Днепр умеет решать, небо голубое, в хорошем смысле этого слова. (улыбается) Всё равно, с точки зрения перфекционизма, на мой взгляд, это могло быть ещё лучше и круче. Но на данный момент мы остаёмся главными соперниками самих себя.

А какие тогда планы на следующий год, планку же нужно повышать?

А куда мы денемся! (смеётся)

Что будет предпринято к этому?

Будут предприняты шаги определённые. (улыбается) Возможно, кто-то будет оштрафован, возможно, кто-то будет уволен из команды, возможно, кто-то будет взят со своими новыми идеями, предложениями, с новой концепцией. Возможно, мы просто разберём свои ошибки, посмотрим в глаза друг другу и поймём, что в общем-то всё не так уж плохо и давайте учтём определённые ошибки, о которых зритель не знает, но мы то знаем. Пока давайте закончим этот фестиваль. Давайте, как говорила в хорошем, но сопливом романе «Поющие в терновнике» Скарлетт О’Хара: «Я подумаю об этом завтра».

По поводу лайн-апа в этом году, насколько было сложно?

Это невероятно сложно, это было сложнее, чем в прошлом году. Есть у нас ещё один враг — это авиасообщение города Днепра. Это убитое, позорное авиасообщение Днепра. И главная проблема этого фестиваля в том, что сюда готовы люди ехать, потому что это как у студентов — ты работаешь на зачётку, а потом зачётка работает на тебя. Город доказал, что он может проводить фестивали высокого европейского и даже, чего там гнуть пальцы, мирового уровня. Но проблема авиасообщения, когда мы не можем в течение суток доставить человека, скажем, из Барселоны или даже из Будапешта. Надеемся, что эта проблема решится и тогда наступит мир и джазовое счастье во всём мире.

А есть уже идеи, кого бы хотелось пригласить на следующие фестивали?

Конечно, очень много людей. К примеру, Диди Бриджуотер мы хотели пригласить ещё в прошлом году, но опять-таки из-за авиасообщения это не получилось. Безусловно очень жаль, что многих людей не вернуть. Потому что на этом фестивале должен был быть одним из хедлайнеров Дидье Локвуд — лучший джазовый скрипач мира. Но, к сожалению, он скончался за два месяца до начала фестиваля. Это жизнь… А, на самом деле, в мире очень много джазовых исполнителей. Наша задача — показать разный джаз. И в этом плане, действительно, мы не лукавим, зритель может дать оценку, что здесь звучит очень разная музыка: и биг-бенды и малые составы, экспериментальный джаз и традиционный джаз, и вокал. То есть, очень много чего звучит. И джаз не умирает, джаз переживёт нас всех. Поэтому столько есть людей, которых приглашать… И плюс они произрастают на нашей земле. И здесь, как никогда, по сравнению с прошлом годом, много исполнителей из Днепра и других городов Украины. Поэтому, надеюсь, у этого фестиваля долгая и хорошая судьба, с нами или без нас.

А есть ли в райдерах исполнителей какие-то пункты, которые сложно выполнимые?

Нет, нет такого. Конечно, я не очень понимаю зачем живущим в Мемфисе людям 12 вип-билетов, где могли бы быть люди. Это мне не совсем понятно, потому что я хочу чтобы зал был полон. Но, на самом деле, у джазовых музыкантов, я, по-моему, в прошлом году говорил, всё просто. Фуагру и прочее не просят. Ну, вода без газа, есть веганы безусловно, есть люди, которые не едят красное мясо и так далее. То есть, без чего-то запредельного. Иногда периодически общаясь с украинскими звёздами мы встречали гораздо большую «распальцованность» или неожиданные предложения. Это джазовое сообщество и самое главное их пожелание — это хороший звук. Звук высочайшего класса, который позволит им дарить своё творчество людям в самом лучшем варианте. Звук — это то, на что мы не скупимся и это составляет львиную долю затрат на джаз фестивале, даже не гонорары, а звук.

То есть объективно, если убрать авиасообщение, то с международными музыкантами проще сотрудничать, чем с нашими?

Безусловно! Это семья. Это, в принципе, джазовая семья. Они знают друг друга, они очень открытые. На самом деле, это же мы считаем: «Как это? Что в Днепре может быть хорошего?!». А им очень нравится эта локация, люди с их реакцией и горящими глазами. Они реально счастливы здесь выступать. Как бы кому не казалось, что здесь ничего не может быть хорошего. Даже есть музыканты, которые подсели на наш фестиваль и каждый год просятся. И мы уже должны отказывать или обновлять, нам же тоже нужен upgrade какой-то. (улыбается)

Автор: Алина Миронова

Фото: Миха Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *