Дмитрий Бабак: «Если ты хочешь — это возможно!»

Дмитрий Бабак — украинский молодой музыкант и композитор, который стал победителем 5 сезона шоу «Х-Фактор». На данный момент в его арсенале более 30 авторских песен, несколько видеоработ, а также он создал свою собственную школу-студию. За четыре года в жизни и карьере исполнителя произошло немало событий.

А каких именно, мы узнавали у Дмитрия Бабака после концерта в честь 9 мая, который проходил в Днепре. Получилась очень честная, откровенная и интересная беседа.

Сколько лет вообще вы занимаетесь музыкой?

Где-то с 8 лет я начал петь. У меня у бабушки и дедушки стояло чёрное пианино «Украина», оно было расстроено, но я на нём умудрялся как-то играть. Мне нравилось постоянно что-то сочинять на инструментах. У меня был магнитофон, на который я записывал свой голос. Мой отец крутил дискотеку в клубах и после него остались касеты ещё неиспользованные. Я пел всякие разные песни: Король и Шут, Шатунов, Боярский, Scorpions и всё такое. Записывал на касеты и потом всё это прослушивал. Я думаю, где-то с 8 лет. И так постепенно-постепенно. Выступал в вокально-инструментальном ансамбле у себя в городе, потом выступал на всяких конкурсах от школы, выступал от бурсы, где я учился на автослесаря. Потом я поступил в университет и оно пошло-поехало. Наверное, с 8 лет до данного момента. (улыбается)

Какими музыкальными инструментами владеете?

Играю на каких инструментах? Владею в большей степени гитарой. Наверное, на втором месте — фортепиано. На третьем месте — это кларнет, на нём я учился играть. И немножко на других инструментах. Не скажу, что я мультиинструменталист… Но для того, чтобы сочинять песни, мне достаточно тех знаний, которые у меня есть.

Я знаю, что у вас есть своя школа, где вы учите людей вокалу и игре на гитаре, пианино. Расскажите немного о ней, как пришла такая идея?

Да, и школа и студия. Опять же, всё очень просто, с выигранных денег на «Х-Факторе» у меня оставалось буквально где-то тысячи 4 долларов. И я просто понял, что потрачу их в никуда и останусь без этих денег, не открыв своего собственного бизнеса. А я уже как-то думал, что мне сделать. Уже хотел открывать и цветочный ларёк для своей девушки и упаковку подарков ко всяким разным праздникам… Кофейню хотел открывать. То есть, я думал заняться каким-то бизнесом, чтобы он меня хоть немножко поддерживал. Но пришёл всё-таки к тому, что у меня образование педагогическое, эстрадно-джазового отделения, и почему бы не воспользоваться этим моментом. Я арендовал помещение и на все эти деньги закупил себе оборудование, все деньги потратил и заселился в комнату. Там сначала я занялся только преподаванием вокала, потом открыл класс фортепиано, потом открыл класс гитар. Но в том здании, которое я арендовал был рекет и меня оттуда выгнали просто… Я заплатил сумасшедшую сумму денег наперёд за аренду, мне её не вернули. Пришлось искать другое помещение, какую-то альтернативу. Я с горем пополам оттуда выехал без денег, без ничего и не знал, что делать. Занимал у друзей 200 долларов, чтобы как-то переехать, перевезти инструменты и заехать в новое здание. Потом потихоньку начал выкарабкиваться-выкарабкиваться. И сейчас я пришёл к тому, что студия самоокупается. И не только самоокупается, а я уже на этом и зарабатываю. Плюс у меня сейчас приехал музыкант из Днепра, кстати, и мы занимаемся продакшном, пишем полностью все аранжировки, также и на продажу, как для меня так и для других артистов. Считаю, что если ты хочешь реально, то это возможно. Не нужно никаких отговорок. То есть, всё от тебя зависит.

А можно сказать, что весь выигрыш «Х-Фактора» вы потратили на реализацию своего таланта?

Безусловно. Выигрыш «Х-Фактора» я потратил только на себя. Вот и всё. Я записывал песни, снимал клипы, арендовал помещение для репетиций, я платил деньги музыкантам на концертах, я занимался саморекламой с этих денег, афишами и т.д. Потом на эти деньги я жил, кушал, одевался. Я же приехал из Луганска и у меня вообще ничего не было. Мне на канале журналисты покупали зимнюю одежду. Получается, мне нужно было всё с ноля покупать. То есть, весь свой быт обустраивать с помощью этих денег. И, естественно, у меня таких денег никогда не было, я не мог ими правильно распорядиться. И дошло до того, что у меня реально остались последние 4 тысячи и я понял, что просто их профукаю, останусь ни с чем и потом непонятно чем буду заниматься. И я открыл своё дело.

Смотрите, со времени вашей победы на «Х-Факторе» прошло 4 года. Что за это период считаете своим личным успехом?

Своим личным успехом я считаю то, что я встал и пошёл. Не остался сидеть на одном месте. Это мой личный успех, что я не сидел и не думал, а пошёл делать. Но то, что я имею в данный момент и то, чего добился — это сделал не я… Вокруг меня есть очень много людей, которые мне помогали, выручали в разных ситуациях. И только благодаря этим людям у меня есть эти результаты. Хотя я до конца не доволен, я хочу намного большего. Я считаю, что я сделал очень мало. И реально время летит, а я боюсь того, что не успею все запланированное. Я читаю очень много книг, связанных с внутренней психологией, с саморазвитием личности и всего прочего. И, естественно, там есть такой вопрос. Там говорится, что обязательно нужно всё выписывать, чтобы помнить чего ты достигал. Я выписал для себя такие моменты… Вы просто представьте, что мальчик, вообще не знающий ничего, приехал из Луганска в Киев и начал жить совершенно один. Без поддержки родителей, без никого, даже друзей не было… Мне приходилось набивать шишки самостоятельно. И, естественно, у меня есть какой-то опыт, из которого я что-то вынес для себя. И исходя из того, что было и что сейчас — это очень большой скачок. Во-первых, это участие в «Голосе страны». Это мне дало просто огромные знакомства. Главное — как ты ими распорядишься. Это выступление с группой Океан Ельзы на «Авангарде» в Луганске, в 2013 году. Я никогда не думал о том, что когда-то я буду стоять с Вакарчуком на одной сцене. Вообще, что я буду с ним общаться. Это просто предел был моих мечтаний. Я таких целей даже не преследовал. После этого — победа на «Х-Факторе». Это выступление с Сарой Конор, Гару, Нино Катамадзе. То есть, понимаете, это такие личности, которые кажутся недостижимыми. Парень, который жил за 100 километров от Луганска, в какой-то забытой деревне, где автобусы ходят раз в два дня, смог к этому как-то прийти. Просто хочу, чтобы люди понимали, что неважно в каком городе и в какой семье ты родился.

Нет ничего невозможного.

Реально нет ничего невозможного, просто подымай задницу и иди делай! Не получается, значит, тебя ждёт нечто большее, чем ты хочешь это представить. Опять же, победа в «Х-Факторе», в 23 года я заработал миллион гривен. Это тоже достижение. Как я его потратил, это уже мои нюансы… (улыбается) Я снял около 3-4 клипов. Пусть они не стали популярными, но я это сделал, я об этом мечтал. Я ротируюсь на радиостанциях, на музыкальных телеканалах. И могу сказать, что об этом я тоже никогда не думал и не мечтал. То есть, оно само собой пришло. Я записал альбом, я выступал на больших сценах Украины. Я объездил полностью всю Украину, просто вдоль и поперёк. За границу я ещё не выезжал на концерты. Потом, это то, что я смог самостоятельно организовать свою жизнь. Я купил автомобиль, как я и хотел. То есть, я думаю, это такие маленькие моменты. Сейчас я оборачиваюсь и понимаю: «Чувак, ты же тогда был таким и сумел достичь таких результатов». Так что не нужно ныть, подымайся, иди делай и тебя ждёт намного больше.

Вот вы перечислили и это действительно очень много.

Это случилось буквально за два года.

Да, достаточно за короткий период. А какие цели перед собой ставите теперь?

Ой, я не знаю, можно ли это озвучивать… Но я скажу в общем. Реально мне хочется выйти в топ просто. Мне кажется, каждый артист хочет выйти в топ шоу-бизнеса. Мне очень хочется выйти. Я хочу петь на всевозможных концертных площадках, не только в Украине, но и за её пределами. Я хочу, чтобы за моей спиной стояли одни из самых лучших музыкантов. Мне просто хочется писать свою музыку. Хочется, чтобы моё музыкальное мнение действительно жило, было, чтобы его слушали. Мне этого хочется. Мне хочется расширить мою школу. Мне хочется расширить свою студию, чтобы она занималась не только продакшном, а и продюсированием артистов, менеджментом, чтобы она отслеживала всякие юридические темы в сторону интеллектуальной собственности. Очень много этих моментов и всяких нюансов, которых я бы хотел достичь. И это далеко не предел и не горизонт того, что я вижу. Просто я не хочу об этом говорить вслух… Потому что, когда ты говоришь это вслух, то создаётся такое впечатление как-будто ты это уже сделал. (улыбается)

А вот вы говорите, что хотите быть в топе, а насколько сложно молодому артисту достичь этого?

Да, это сложно, но я этого вслух не говорю никогда. (улыбается) Это не сложно, это возможно. Только нужно работать каждый день. Потому что есть кроме тебя ещё сотни людей, которые тоже просыпаются и вкалывают. Нужно вкалывать в два раза больше, чем кто-то и тогда ты придёшь к этому. Иногда задают вопросы: «Почему он или она?» Потому что тот человек, который достиг чего-то, вкалывает в два раза больше. Ничего с неба просто так не падает. (улыбается) Если оно упало, потухнет буквально сразу же. Я всегда слежу за биографиями не только артистов шоу-бизнеса, но и людей в других сферах. Там говорится, что ничего просто так не бывает и не даётся, люди проходят через такие сложности… И, тем более, оборачиваясь и смотря на то, что мне приходилось преодолевать, я понимаю, что это реально, не больно и не страшно. И ты реально получаешь от этого только удовольствие. (улыбается) Сложно, но возможно к этому прийти, если ты действительно этого хочешь. Ты без этого не можешь просто. Утром просыпаешься и у тебя ноги рвуться в студию. А если ты просыпаешься и думаешь: «Та, не пойду сегодня в студию», завязывай.

А сколько у вас вообще песен или тех, которые исполняете на концертах?

Я не знаю, это больше трёх десятков. А те, которые я исполняю: «Хто без тебе я», «Одна», «Я почую». На них даже сняты клипы. И это, конечно же, песни из «Х-Фактора». Есть очень много песен, которые я не исполняю, потому что есть некоторые такие правила. Как говорил Цой: «Никогда не исполняй на фестивалях новые песни, а пой сначала те, которые ты хотя бы где-то показал». Я этого придерживаюсь.

Вы сами пишите песни, а думали продавать их артистам украинского шоу-бизнеса?

Да, я об этом думаю. Я же говорю, что у меня есть своя студия и продакшн, мы сейчас пишем песни и у меня уже есть клиенты. Но эти клиенты не топ, потому что такие клиенты сразу не находятся. Может кто-то и находит. Опять же, говорю, может кто-то приложил больше усилий, ему так повезло, либо же он так это сделал, что начал сразу же продавать топам за большие деньги. Но я продаю артистам, которые хотят стать популярными и они ищут песни. Я им в этом помогаю. Я же не пишу одну песню за год, что мне жалко её отдать. Я в неделю могу написать около трёх песен. И если людям она нравится, пожалуйста, покупайте. Эта услуга стоит энное количество денег. Они мне нужны для того, чтобы жить и писать собственные песни. Могу сказать, что у меня получается писать песни в разных направлениях. А моё направление — остаётся моим. А я могу писать просто для каждого артиста.

То есть, вы можете писать песни «под ключ», под заказ?

Да, под заказ, любого направления.

А для себя вы пишите только, когда приходит вдохновения?

А для себя, безусловно, только когда оно пересекается со мной. Но, если мне очень нужны деньги и я нахожусь в тупике и люди говорят, что песня хорошая, продай мне её — я её продам. Потому что понимаю, что для достижения цели нужно разное.

Хорошо, а если выделять основные эмоции и чувтсва, которые вы хотите передать со сцены слушателю?

Это всё такой индивидуальный момент. В зависимости от песни, какую ты поёшь, от тематики концерта и аудитории, которая там находится. Это может быть разное. Но я всегда чувствую перед концертом огромное волнение, что ноги подкашивает.

А когда пишите песни, когда вы весёлый, в преподнятом настроении или когда грустный?

Когда вообще мне ужасно плохо. Но это надуманное, вся моя мнительность. Когда мне плохо, тогда песни получаются, а когда всё классно — нет, застой. Я больше пишу лирические песни.

А пишите о своих переживаниях или о надуманных?

О надуманном. В большинстве случаев это получается вместе с музыкой, куплет-припев вместе сразу. А потом уже просто придумываются рифмы, красивые метафоры какие-то, которые ассоциируются с чем-то. А так чтобы от души писать, как поэт, у меня такое не получается.

Душу не изливаете в песнях?

Я её изливаю, когда пою, в тот момент исполнения, а когда пишу, нет, совершенно. Потому что люди сами найдут, что в произведении почерпнуть для себя. А навязывать и надиктовывать, нет. Так же, аналогично, писал Владимир Высоцкий. То есть, он представлял себя каким-то объектом и о нём просто рассказывал. Он не был ни лётчиком, он не служил в Великой Отечественной Войне, но он написал много стихов от лица солдата, от лица истребителя, от лица горного эхо…

Сегодня я вас впервые услышала живьём и создаётся такое впечатление, что вы очень глубоко чувствуете песню, проживаете её. Как удаётся сделать песню своей?

Это очень сложно объяснить так, чтобы было понятно как-то. Честно, у меня очень флемагтично-меланхоличное смурное настроение постоянно. Я всегда в своих каких-то мыслях нахожусь. Я анализирую. Вот в пределе общения анализирую, как себя ведут люди при общении. И стараюсь это применить в песнях. Когда я это делаю, мне просто хочется, чтобы пел не только мой голос, а каждая часть тела, все мышцы, всё тело. Такое ощущение, что ты себя просто аудитории раздеваешь: «Посмотрите, какой я, с дефектами или наоборот». Как-то так получается. И чем больше ты честный, тем больше, мне кажется, это и привлекает внимание. А чем больше ты хочешь показать свои голосовые данные… Да, мне тоже хочется их показать, но они всегда на пределе и я их беру не профессионально, а так, как чувствую. Может быть это цепляет. Не знаю… Всё по-разному, многие говорят: «Чувак, что это вообще? Вообще ни о чём». Такое мнение тоже бывает.

Сегодня у меня сложилось совершенно другое мнение и у людей в зале, судя по реакции.

Спасибо. Я просто ещё смотрел мюзикл c этой песней «J’ai peur», которую сегодня пел и понимаю о чём там. О том, что человек боится, что смерть вокруг него ходит и он чувствует это. У меня просто были такие моменты переживания и я их могу внедрить в то, что пою. Может пережитое тоже помогает об этом рассказать.

А касательно вокала, продолжаете брать уроки?

Я уже брал уроки вокала у всевозможных педагогов, у каких можно было брать. Они дают курс определённый в несколько занятий и ты с ними занимаешь, а потом ты перестаёшь заниматься. Я от каждого что-то взял, что-то получалось, а что-то не получалось. Я пришёл к тому, что вообще занятия вокалом — это всё ерунда, честно скажу. (улыбается) Это совершенно не то. Но всё индивидуально, всё от тебя должно исходить. Назовите хоть одно имя педагога, который бы сделал ученика популярным? Чтоб вы сказали, вот у этого педагога ученик Майкл Джексон, например?

Скорее всего нет.

Потому что ученики делают популярным педагога. (улыбается) И разглядеть это в ученике — задача педагога. А дальше ты должен быть, как психолог и наставник. Это очень нужно на начальных этапах. Это всё индивидуально и на этом у меня всё в школе построено. Реально я работаю с такими людьми, которым это нужно и я чувствую, что они смогут этого добиться.

Какое минимальное и максимальное количество людей собирали у себя на концерте?

Минимальное количество людей у меня на сольном концерте в Киеве было 3 человека. А максимальное количество людей — это был Кропивницкий, было 7,5 тысяч человек. Это именно анонсировали, что я приезжаю, это было сразу после «Х-Фактора». Мне озвучили это количество людей.

А ваш слушатель, кто он?

Это женщины. Женщина, домохозяйка, у которой есть довольно долгие отношения, она даже уже замужем. То есть, у неё есть свой быт, дети. Уже прожила жизнь, уже понимает в ней что-то. И также мужчины, которые тоже ведут обычную жизнь: воспитывают детей, ходят на работу. Целевая аудитория начиная от 27 и, наверное, до 50. То есть, не молодёжь. Я чувствую, что она меня и мои песни не воспринимает совершенно. Поэтому получается так, что больше реагируют женщины за 30…

А ваши ожидания того, для кого поёте и реальность, совпадают?

Да, это показал «Х-Фактор». На мои концерты после проекта приходили женщины даже после 60. Они полностью выкупали три первых ряда, где билеты были по 450 гривен. А даьше уже садились другие и то молодых не было никого. Если приходили молодые, то они не выдерживали и уходили. Они не понимали о чём я пою. То есть, они ещё никогда в жизни не испытывали этих ощущений. Меня слушают те, кто понимает что я пою, потому что они это чувствовали, у них такое было. Это люди уже сознательные.

Автор: Алина Миронова

Фото: Дмитрий Клочко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *