DETACH: «Не ссыте!»

Группа DETACH существует уже не первый год и играет реально тяжёлую музыку. В этом году они громко прогремели на всю страну с экранов ТВ, участвуя в проекте «Х-Фактор». Также музыканты были претендентами на то, чтобы представить Украину на «Евровидении 2017». И ещё стали претендентами на звание «Открытие года» в премии «Yuna». На достигнутом они, конечно, не планируют останавливаться и в дальнейшем нас ожидает ещё не одно музыкальное открытие в исполнении  DETACH.

Перед концертом в Днепре мы пообщались с фронтменом Алексеем Веренчиком и гитаристом Денисом Фандерой о попсовых проектах и музыкальных стремлениях.

Каждая группа в начале своего пути ставит перед собой цели. Какие цели были у группы DETACH?

Алексей Веренчик (фронтмен): Я думаю, если бы мы собрались сейчас, то было бы всё понятно. Но, когда мы начинали это было совсем другое. Мы были малые и, соответственно, это было так: «вау, класс, давай!». (улыбается) Мы, в принципе, веселились в большей степени. Потом появились какие-то концерты, первые записи, создали группу во «Вконтакте» и как-то так по чуть-чуть цели становились всё серьёзнее и серьёзнее. И вот сейчас мы уже понимаем. И через полгода у нас будут ещё серьёзнее цели. То есть, это постоянно какое-то развитие.

А ради чего вы занимаетесь музыкой?

Алексей: Ради мечты. Зачем люди танцуют? Зачем люди занимаются спортом? Зачем люди занимаются тем, что им нравится? Потому что, во-первых — удовольствие. А во-вторых, есть примеры, кем ты можешь стать. И в большей степени оно нравится, есть отдача и ты просто кайфуешь от этого.

Денис Фандера (гитарист): Это, знаешь, как в детстве задавали вопрос: «кем ты хочешь быть»? (улыбается) И отвечали: я хочу быть космонавтом, я хочу быть пожарником. А мы в детстве хотели быть музыкантами.

Алексей: Я таксистом хотел быть в садике. Не понимаю почему. Потом забил.

А если бы не музыка, кем бы были?

Алексей: Второе моё дело, по сути, это видео. Я занимаюсь клипами, постпродакшеном, всякими такими делами. Я бы этим занимался просто и всё. Это мне тоже очень нравится.

А после какой музыки или группы вы поняли, что хотите стать музыкантами? Как пришли к этому?

Алексей: Не знаю, наверное, под конец школьных времён… У меня папа и старший брат всегда слушали рок. Поэтому, у меня с самого детства всегда Bon Jovi, Pink Floyd дома играло. И, наверное, под конец школы, когда я открыл для себя Limp Bizkit, Korn, Rammstein и всё такое посвежее, тогда оно и началось. Тогда и появилось желание группу сделать. Одно за другое оно и пошло. Наверное, это Korn, Limp Bizkit и Linkin Park, System Of A Down, все такие.

А если сравнивать DETACH в самом начале и сейчас, какие отличия?

Алексей: То был детский сад. (смеётся) Это был какой-то зародыш. Мы были неопытные, не понимали как и что делать. Сейчас у нас уже есть неплохой опыт, мы можем какие-то вещи просчитывать наперёд. В общем, мы стали намного умней, взрослей.

А как вы относитесь к популярности?

Алексей: Хм…

Денис: Как мы относимся к популярности? (улыбается)

Алексей: Да, никак.

Денис: А как к ней можно относится или ощущать? Мы не считаем себя популярными. И мы, по сути, та группа, которая школьниками начала играть, она просто масштабируется. Мы не поменялись как люди, мы не поменялись в своём отношении к тем людям, которые приходят на концерты. Да, их стало больше и это очень приятно. Но опять таки популярность, какая-то звёздность и мишура — это немножко не наша тема. Потому что мы не понимаем что это. Наша задача — выйти, отыграть концерт и придумать, когда мы запишем новую песню или клип. А люди на концерте — это показатель того, что им нравится. И опять таки, возвращаясь к теме популярности, как её измерить? Как понять: мы популярны или нет? То есть, если тебя узнают на улице: ты популярен или нет? Сегодня узнают, а завтра не узнают.

Алексей: Ну да… Мы простые, обычные. И вот эти вещи, когда некоторые пишут какие-то сумасшедшие вещи, признаются в любви и что-то такое сумасшедшее, то это как-будто не с нами происходит. (улыбается) Нет никакой звёздности и, я думаю, никогда это с нами не случится, что всё, я звезда.

Денис: Честно, знаешь, мы каждый раз искренне удивляемся, когда какие-то люди на улице говорят: «а, давай сфоткаемся». (смеются) И ты такой: «да вы меня перепутали с кем-то». «Нет-нет, ты же из DETACH»! Это приятно. (улыбаются) Но это нас каждый раз удивляет. Это прикольно. Это приятный бонус, но каждый раз он немного в краску вгоняет. (улыбается)

Вообще, тяжёлая музыка в Украине чаще встречается с понятием «неформат», у вас возникают на этом фоне трудности?

Алексей: По сути, в шоу-бизнесе, если можно так сказать, такого формата ещё не было никогда в Украине. И очень радует ситуация, что есть шанс что что-то изменится. Уже то, что мы были на «Х-Факторе», на «Евровидение», говорит о том, что эта музыка становится востребованной. И это круто. Мы не говорим, что нужно уничтожить всё и должно остаться только это. Просто диапазон вкусов людей должен быть широким. Должна быть любая музыка и главное — она должна быть качественная. Но, конечно же, сложно пробиваться, так как нет пройденного пути.

Денис: Знаешь, нет понимания и, во-первых, нет компаний. Нам много задают вопросов, почему вы не работаете с продюсерами. На самом деле, это не секрет и отчасти это большой плюс, что мы всем рулим сами: сами выпускаем треки, сами занимаемся видео, сами занимаемся раскруткой, пиаром и организацией концертов. Потому что никто, по сути, в этом не разбирается. Нет компании, которая хоть как-нибудь развила или создала, или довела бы до какого-то осознанного уровня подобного жанра группу. И проходя этот путь мы прокладываем такую дорожку для будущего, для людей, которые ценят эту музыку. И, по сути, публика уже готова.

Алексей: Революция! (улыбается)

Денис: Те же СМИ. Тот же СТБ телеканал, скажем, который первый сделал такой эксперимент взяв нас в такой попсовый, не побоюсь этого слова, проект. Они поняли, что это реально людям интересно. Есть аудитория, есть рейтинги. И мы видим результат, кого выбрали на «Евровидении», за кого проголосовали. То есть, публика готова. Вопрос просто, что ещё пока СМИ наши заднюю дают.

Вот вы как раз участвовали в довольно таки форматных проектах и как это на вас отразилось?

Денис: Не спопсились ли мы? (улыбаются)

Не то, что бы не спопсились, а как те же организаторы реагировали на ваши выходки?

Алексей: Во-первых, в такие штуки мы полезли, для того, чтобы показать людям, что есть что-то ещё помимо попсы, которую последние 25 лет с телика в уши всем нам вкладывают. Проблема в том, что есть андеграундная сцена, на которой мы несколько лет были и нас нормально принимали, всё класс, организаторы, другие команды и друзья. После участия в этих проектах нам все стали говорить, что мы какая-то попсятина. Многие, с кем мы знакомы. Для меня это вообще не понятно. Мы делаем большую услугу этим людям тем, что мы народу большому показываем, что есть ещё такое музло. Мы можем это всё вместе делать. Но люди, судя по всему, не понимают.

Денис: Зацепились именно за тот момент, когда мы Сердючку спели.

Алексей: Но это же прикол. (улыбается)

Денис: Да, это был чистый прикол.

Может они подумали, что вы серьёзно?

Денис: Может быть.

Алексей: Ну, пусть на концерты сходят. Ничего не поменялось.

Денис: Пусть включаются и смотрят, что происходит. Опять же, мы находились на уровне, когда музыка нашего жанра собирает 30-50 человек и это потолок. А для того, чтобы залы заполнялись, нужно себя показывать, куда-то влазить, всё время экспериментировать и это неплохо. Просто, если ты действительно хочешь, чтобы это произошло, чтобы у тебя было больше людей, узнаваемости, чтобы твои песни пели, занимайся этим, работай. И, по сути, традиционные СМИ, пиар-раскрутку никто не отменял. Просто почему-то музыканты альтернативного направления и андеграунда думают: я буду писать крутое музло и я стану известным. Ничего такого, это не работает.

Алексей: Легко сидеть ныть, ничего не делать и при этом говорить: вот, нас не воспринимают.

Денис: По сути, выпустив просто песню в интернет, ты уже не сделаешь ничего. Её послушают там 100 человек и потом кто-то выпустит следующую, и про тебя забудут. Нужно реально работать и ломать стены. Материала много, групп много и кто первый протолкнётся, тот и чего-то достигнет. Потому что контента дофигища и вопрос в том, кто им занимается, а кто нет.

Вы на проекте пели очень попсовые вещи, а вообще существуют для вас какие-то барьеры в музыке?

Алексей: Мы же, так или иначе, все песни, которые нам давали, даже самые экстремальные переделывали под себя. И поэтому нам вообще не стыдно. Мы это делали по-своему. Опять же момент с «Лаша Тумбай», с этим всё понятно. В том же эфире было: «Больно мне, больно». Дали нам эту песню. Мы садимся, я включаю и… (бьёт себя рукой по лицу)
(смеются) Что с ней делать? Реально, не понятно, что с ней делать. И мы что-то тык-мык, пытались с ней что-то придумать. В какой-то момент: «так, всё!», выкинули песню. Взял я текст, акустичку, вообще другие аккорды абсолютно, другая гармония, всё по-другому и классная песня начинает получаться. То есть, остался текст и только общая форма какая-то.

Денис: (улыбается) Реально совет, если кто-то будет принимать участие в подобных конкурсах, надо не прогибаться просто, а оставаться самими собой. Те же ребята из «Х-Фактора» не предполагали, что может прийти группа, которая привезёт какую-то студию, которая будет делать аранжировки, которые сами создадут себе звучание. По сути, знаешь, появляется отдельная единица, которая существует вне проекта. Может быть, из-за этого мы и прошли в финал и были близки к победе. Потому что мы решили, что либо мы делаем так, как мы хотим, либо мы не участвуем в проекте и вылетаем. И первые эфиры были реально проблемой, потому что руководство канала и продюсеры не знали, как с нами работать. И, по сути, выходя на сцену, только мы знали как будет звучать эта песня и что сейчас польётся в эфир.

Вы буквально за шаг до победы остановились, как считаете, чего вам не хватило для победы?

Денис: Смотри, здесь просто элементарная математика. За нас голосовала Украина. За Севу голосовала Украина, Россия, Армения. Он участник «Голоса» России, у него большая аудитория, он участник армянской диаспоры — это очень дружественная и поддерживающая раса. Поэтому людей, поддерживающих Севу было гораздо больше. И «Телепортал» позволял голосовать со всей планеты. Мы ограничивали себя по сравнению с ним просто тем, что за нас голосовала только Украина.

У каждой группы есть своя особенность, что считаете своей?

Алексей: Хм… А чёрт его знает! (улыбается) Мы об этом никогда даже не думали. Мы просто делаем то, что мы делаем. Мы раньше очень сильно заморачивались, пытались найти какой-то образ, вот, нам чего-то не хватает, что-то не так. Вроде всё и не плохо, но нужна какая-то фишка. И мы перестали над этим париться буквально недавно. Решили, оно либо само собой получается, либо оно вообще не получается. И вот думать, искать, заставлять себя какие-то маски одевать — это странно. Я не знаю в чём фишка.

Денис: Может, действительно, то, что мы остались самими собой и мы не смотрим, что сейчас происходит в трендах, в тенденциях. Мы просто стараемся делать качественный материал, оставаться собой и в песнях и на сцене. Но, наверное, основное — мы всё-таки развиваемся, мы двигаемся, мы экспериментируем, мы ищем себя. Через год задай нам этот вопрос, может что-то поменяется.

Алексей: Ну, да. (улыбается) Например, мы были в номинации на «Юне» и там красная дорожка. Мы впервые были на красной дорожке. И мы припёрлись на эту дорожку. (улыбается)

Я знаю о чём речь. (улыбается)

Алексей: (улыбается) Наверное, со стороны, вот это с резиновой чувихой выглядит, как-будто пацаны что-то придумали.

На пафосе.

Алексей: Да. (улыбается) А на самом деле это как было. Мы вернулись только с концерта в Одессе и мы Бублику — нашему басисту подарили на День рождения эту надувную чувиху. (улыбаются) Она у нас просто была с собой. И мы стоим и нам говорят: «вот, вы скандалисты, дерзкие». И мы такие: «тю, конечно, Аня, дай нам эту самую».

(смеются)

Денис: Мы такие на костюмах, знаешь, идём.

Алексей: То есть, всё спонтанно. Это мы.

Денис: И тут: «чуваки, вы же рокеры, можете какую-то херню вытворить?» И мы: «тфу, пожалуйста!», надули её и вот вам баба резиновая. (улыбается)

Алексей: То есть, это всё не какой-то там продуманный пиар, просто мы такие есть. Мы всегда пытаемся быть собой. Мы не паримся. (улыбается)

То есть, вы считаете, что можно стать популярным у слушателей, не прогибаясь под формат?

Алексей: Я думаю, да.

Денис: А не надоело ли слушателям то, что лепят из каких-то проектов, какая-то пластмасса и пластелин, что из экрана льётся. Оно чуть задрало всех.

На что вы готовы чтобы продвигать своё творчество в массы?

Денис: Знаешь, мы посвящаем этому полностью себя.

Алексей: Очень много времени.

Денис: Каждый из нас живёт этим 25 часов в сутки. Наверное, это основной момент. Если кто-то из нас выключится и начнёт давать заднюю — это первый момент, что что-то уже не так. То есть, пока все горят, есть желание и энтузиазм этим заниматься — это основной двигатель, который эту всю машину продвигает. Надо не останавливаться, развивать музыку, развивать себя. И это какой-то такой симбиоз, который непонятно чем закончится. (улыбается)

Алексей: Мы жертвуем, по сути, многим. Кто-то без работы, кто-то рискует. Макс — наш гитарист, когда мы были летом на фестивале, у него рождался сын. И мы были на «Х-Факторе» в замкнутом пространстве и он не видел, как его сын растёт. Такие вещи уже никогда не повторятся и это вот ради музла, ради группы. И много чего мы теряем.

Но не жалеете, что пошли путём музыканта?

Алексей: Да нет. Мы же тут. Класс, Днепр. (смеются)

Денис: Знаешь, это на самом деле, наверное, самая дорогая в жизни вещь, когда ты можешь заниматься тем делом, которое приносит тебе действительно искреннее удовольствие. Я желаю каждому хотя бы просто очутиться и хотя бы частичку прочувствовать, это очень круто. Знаешь, все ищут какую-то гармонию в себе, вопросы себе задают. Надо просто поверить в то, что тебе нравится, что ты можешь этим заниматься и начать это делать. Для этого надо не ссать. (улыбается)

И напоследок, если бы у вас была возможность донести людям одну фразу, что бы сказали?

Алексей: Не ссыте! Ну, реально. (смеются)

Денис: Реально не ссыте, да. (смеются)

Алексей: Чего боятся? (улыбается) Мы живём один раз, наверное. Узнаем, когда сдохнем. Страх — это вообще самый главный тормоз прогресса. В разумных пределах, понятно. Головой об стену не надо биться. Но не боятся рисковать, какие-то шаги делать, выгонять себя из зоны комфорта.

А вы себя часто выгоняете из зоны комфорта?

Денис: Постоянно.

Алексей: Да, частенько. (улыбается) В принципе, каждый выход на сцену — это стресс. Ты вне зоны комфорта. Организм тянет закрыться в комнате, лечь на диванчик и ничего не делать. (смеются) А ты выходишь. Вот сегодня я почти без голоса. Я понимаю, что я сейчас выйду, буду давать «петухи» какие-то, буду лажать, трещать и может быть  на середине концерта он у меня вообще пропадёт. Я нервничаю по этому поводу. Это я уже вне зоны комфорта. И это постоянно какие-то вещи происходят.

На концерт зрители приходят зарядится энергией, музыкой, а вы чаще чувствуете себя опустошёнными после концерта?

Алексей: Наоборот. Физически там спустя час-два приходит такое: «ааааа», усталость. Хочется лечь спать. Но сразу, когда заходишь после сцены в гримёрку мокрый, побегавший, попрыгавший и с севшим голосом, всё-равно, ты на заряде. И этого хватает надолго, только потом приходит физическое утомление, адреналин.

Денис: Тут, знаешь, очень крутой конект между музыкантами и публикой. Даже что отличает поп-концерты и какую-то бурду от рок-концертов, что есть реально общение , пусть оно даже невербальное, есть энергетический обмен с публикой. И если эта публика тебе отдаёт, то ты заряжаешься просто колоссально. Понятное дело, что тело может болеть, какая-то крепатура, но это всё ерунда. Ты просто выходишь и думаешь: «нифига себе, я мощный!» Всё круто.

(улыбаются)

Автор: Алина Миронова

Фото: Михаил Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *