Dark Side Trio: «Джаз перевернул мой мир»

Коллектив Dark Side Trio из Днепра исполняет авторскую джазовую музыку на саксофоне, клавишных и барабанах. Музыка Dark Side Trio — это квинтэссенция человеческих переживаний. Сочетание эластичных ритмов ударных, густого, как время, органа и наполняющего пространство саксофона. В их творчестве находит свое отражение действительность, со всей присущей современному обществу экспрессией, решительностью и сосредоточенностью. Лирическая, философская, местами двойственная, она рождается в молчании и невозмутимо движется к вам, ломая законы гармонии.

Перед концертом композитор и тенор-саксофонист коллектива Даниил Винариков поделился своими мыслями о джазовой культуре.

С чего для тебя вообще началась музыка?

С того, что меня мама в 7 лет отвела в музыкальную школу по классу фортепиано. Вот с этого всё и началось. (улыбается)

И как сложилась дружба с фортепиано?

Поскольку я сейчас себя не позиционирую как пианист… (улыбается) Фортепиано ты можешь использовать для сочинения музыки, либо же для написания аранжировки, не более того.

Хорошо. Как ты выбрал саксофон?

Это очень интересная история. (улыбается) Я когда занимался на фортепиано в музыкальной школе, мне учительница дала понять, что пианист из меня никакой и так как я гуманитарий, мне следует поступать в музыкальное училище. Но так как пианист я никакой, она мне предложила пойти на путь духового искусства. Её сын на тот момент занимался и преподавал в музыкальной школе, и меня сначала отвели на духовой альт. Дали мне такую штуку, знаешь, которая в дедушкиных оркестрах используется. (улыбается) Я на нём отыграл первый академ.концерт, приехали ребята с консерватории и сказали, что такого музыкального инструмента уже не существует, он не используется. Дали мне трубу. С трубой что-то тоже не так, сказали, что трубачей и так много. И потом папа как-то за обеденным столом сказал: «А давай саксофон, хочешь?!» — Давай. Вот так оно и случилось. (улыбается)

А когда появилась любовь к джазу?

Вооот! Это более интересный вопрос. (смеётся) На 4 курсе консерватории уже. То есть, у меня прошла музыкальная школа, музыкальное училище и наступила консерватория, и лишь на 4 курсе. Мне всегда джаз нравился, но нравился неосознанно почему-то. Мне когда-то преподаватель в училище принёс диск с Джоном Колтрейном, я слушал и абсолютно не понимал, что я слушал. Но я как-то на подсознании понимал, что это очень прикольно и очень клёво. Потом я также неосознанно купил диск Джо Лаванна. Тоже я не понимал, что там происходит, но мне почему-то нравилось. И вот на 4 курсе консерватории, когда приехал Дима «Бобин» Александров с мастер-классом, вот тогда меня и порвало. Тогда у меня внутренний мир слегка поменялся, я подошёл и сказал: я хочу у тебя заниматься. И с той поры всё так и происходит. Это был по-моему 2011 год.

Твои сенсеи и наставники в джазе?

Один из них и пожалуй самый главный — это Дима Александров. Ещё Виктор Павленко и Богдан Гуменюк. На самом деле, я тебе скажу, что я считаю своим учителем любого, кто играет лучше меня. И неважно это саксофонист или пианист, либо трубач, либо контрабасист, неважно абсолютно. У людей, которые играют лучше тебя, ты можешь спросить совета и они больше знают, и ответят тебе на вопросы.

А насколько сложно или легко учить других людей?

(смеётся) Да, на самом деле, не трудно, всё зависит от самого студента. Понимаешь, я когда-то задал своему сенсею очень глупый вопрос: скажите, а у меня получится? На что он мне сказал: ты был в цирке? Видел как на велосипеде медведи катаются? Это им природно? Ещё вопросы есть? (улыбается) На самом деле, знаешь, труд побеждает талант. Не бывает такого, что человек талантлив, он не занимается и у него всё получается. Такого не бывает. Я не верю в это.

Я часто задаю следующий вопорос роковым командам, но им в сравнении с джазом немного проще, мне кажется. Насколько легко привлечь своей музыкой внимание слушателя?

Тут вопрос в спросе на джазовую музыку. И как не крути у джазовой музыки всё равно меньше спрос, от этого никуда не денешься. Но я скажу так, что спрос увеличился за последние 5 лет. То, что было 5 лет назад и то, что сейчас — это разные вещи. Я не скажу, что всё идёт семимильными шагами, нет. Всё идёт медленно, но уверенно. То есть, если ты посмотришь события в Киеве, то ты увидишь, что там каждый месяц что-то происходит и кто-то приезжает. На данный момент мы имеем три очень крутых фестиваля: «Alfa Jazz» во Львове, «Джаз на Днепре» и осенью ещё один в Киеве проходит. Приезжают мировые джазовые звёзды, которых мы слушаем в плеере. А лет 5 назад только что-то начиналось. Сейчас намного лучше всё обстоит.

Как раз следующий вопрос, насколько джазовая культура развита у нас в стране?

Она развивается, она всё равно развивается. Понимаешь, сейчас мир открыт. Помимо того, что есть интернет, ты можешь поехать куда-угодно и взять урок у кого-угодно, послушать абсолютно любой концерт, который захочется. Поэтому сейчас стало гораздо лучше с этим, нежели было.

А насколько реально в Украине заработать джазом?

(смеётся) Я не знаю. Просто каждый зарабатывает по-своему и мало кто открывает карты сколько у него работы. Потому что бывают не только джазовые концерты, а бывают джазовые корпоративы, джазовые свадьбы. Но, понимаешь, об этом никто не рассказывает.

А что должен уметь хороший джазовый музыкант?

Он должен быть музыкантом, в первую очередь. Я тебе так скажу, он должен эту музыку, в первую очередь, любить. А дальше мы возвращаемся к вопросу о медведях на велосипеде. (улыбается)

Насколько полезна самокритика?

Она полезна на все сто, на все 200! Потому что всегда есть куда расти. Нет придела.

А самобичевание — скорее необходимость или помеха?

Смотря на каком уровне. Не стоит после какого-то неудачного концерта, неудачного джем-сейшена впадать в депрессию или уходить в запой. Нужно делать выводы и работать над своими ошибками.

А насколько важна критика со стороны?

Если она конструктивная. Когда кто-то к тебе подходит и говорит: «а вы знаете, всё конечно классно, но было бы классно играть такую музыку, как Кэнди Далфер». Ты говоришь: ну, классно чувак, я учту. (смеётся) А потом дальше делать то, что делал. Конструктивная критика должна быть такой, что ты задал вопрос, тебя раскритиковали и тебе говорят почему и что нужно делать, чтобы достичь какого-то успеха. (улыбается) Это называется конструктивная критика. Она всегда важна, она всегда полезна. Тем более от людей, которые лучше тебя.

А что чаще всего слышите от публики после концертов?

Что касается концертов, пока ничего плохого. (смеётся)

Джазовым музыкантом можно стать или им нужно родиться?

(улыбается) Опять же к вопросу о медведях и велосипеде.

То есть, любой человек, который не играл раньше джаз может начать и достичь успеха?

Да, конечно. Кенни Виллер записал свой дебютный альбом в 39 лет. Знаешь, мы привыкли мыслить какими-то стереотипами. Мы привыкли думать, что вот они стартуют так рано, что в 16 лет они играют так, что глаза на лоб лезут. И ты в шоке, как это так? Джеймс Картер дебютировал в 21 год, о боги, я уже старый… У каждого свой путь. У каждого всё происходит по-разному. Просто бери и делай, если хочется.

Что можешь сказать о джазе людям, которые с ним пока не знакомы, но чтобы они захотели его послушать?

Так не бывает. Как я рассказывал почему перевернулся мой внутренний мир, когда я услышал Диму Александрова. Потому что, в принципе, я раньше эту музыку вживую не слышал никогда. Ты смотришь ютуб, телевизор, там что-то происходит, но это не то. А когда ты это слышишь вживую, то всё ощущается немного по-другому.

Скажи, почему люди должны прийти к вам на концерт? Что они там услышат?

Потому что нам есть что показать, у нас авторская музыка. У нас сейчас в городе несколько коллективов, которые пишут авторскую музыку. И, наверное, я надеюсь, что им будет интересно. (смеётся)

Если бы была возможность донести людям финальную фразу, что бы ты сказал?

Слушайте хорошую музыку! (улыбается)

Автор: Алина Миронова

Фото: Миша Кисенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *